germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

Про странную свадьбу. Еще из области непознанного.

"Звонок раздался ровно в пол-второго.
Майор привычно ткнулся в телефон.
Услышав бас полковника Петрова,
Майор сообразил, что это он"

Это к чему это я? А...
Звонок раздался ровно в пол-девятого. Вечера. На пороге стояла веселая, напившаяся пива, Танька, с пивной же бутылкой в руке. Проходить не стала. Прислонилась плечом к дверному проему, возвела очи горе и филосовски спросила вечность: "А не выйти ли мне замуж?". Вечность ничего не ответила.
Тогда она стала приставать с этим вопросом ко мне. На резонный вопрос "А что так срочно?" ответила, что, вон, день взятия Бастилии даром прошел - и никакого вблизи повода для большого кутежа.
Отступление
Танька пришла в нашу школу в девятый класс. И как-то так получилось, что мы с ней подружились, хотя и были совершенно разными. У меня родители ИТР, у нее - нормальный такой гегемон. Я была отличницей, комсомолкой, хоть и не спортсменкой, а она, несмотря на то, что учились мы в одном классе - настоящая "пэтэушница". Но относились мы друг к другу нежно, прощая разнообразные недостатки.
Серега увидел ее в колхозе, куда нас послали летом, когда приехал навещать одноклассников. И влюбился. Мы еще очень веселились по этому поводу. Потому что он, уже поступивший в училище, пахал на грядках наравне со всеми, в свое свободное каникулярное время, только бы быть поближе к своей избраннице. А лет-то нам было, прости господи, четырнадцать! И такие чувства вызывали здоровое жеребячье ржание всего коллектива.
Из колхоза мы вернулись, Танька по вечерам сидела в компании таких же как она, смелых и самостоятельных, на школьном дворе, беспрерывно курила и пила пиво. Серега молча ошивался там же. И так и пролетели, почти незаметно, два последних школьных года. Мы закончили десятый класс, кто-то поступил в институт, Татьяна в торговый техникум, а Сергей уже к тому моменту начал работать токарем на заводе. Внимания на несчастного влюбленного она попрежнему не обращала, а он молча и упорно появлялся там же, где и она, готовый в любой момент защитить, довести до дома, подставить плечо и тому подобное далее.

Шел 1986 год, когда в пол-девятого в моей квартире раздался звонок.
Пацан сказал - пацан сделал. На следующее утро, приложив к слегка гудящей голове мокрое полотенце, Танюшка позвонила Сереге и сказала: "Так. Я выхожу за тебя замуж. Завтра к десяти с паспортом - ко мне".
Кто бы сомневался, что он тут же примчится. И они подали заявление. А вечером, сидя у меня дома, Татьяна приглашала меня и еще одну нашу подружку к себе на свадьбу. "Конечно-конечно, мы придем. А как же!",тем более это была всего вторая свадьба в нашем коллективе восемнадцатилетних. Интересно же, хоть и от скуки.

Некоторое время спустя. утро, часов 10, просыпаюсь от телефонного звонка. Это Лия, та самая третья подруга. "А не скажешь ли ты мне, Галка, какое сегодня число?". Я хоть и спросонья, но число назвала. "А не сегодня ли в 12 у Танюшки регистрация?", - слышу задумчивый и нерешительный голос в трубке. Блин! Именно что! Именно в 12, на Петровской набережной, а я еще в постели!
Дальше начался сумасшедший дом. Сборы, поиски какой-никакой нарядной одежды, душ, рисование морды лица, высушивание волос в духовке - вот она, настоящая романтика! Лийка( это та, которая с миногами) в этот момент ровно так же металась по своей квартире в соседнем доме).
мы почти одновременно выскочили на улицу и понеслись за цветами на Сытный рынок.

И вот надо же такому случиться, что в 1986 году именно в этот момент на рынке была проверка и весь цветочный отдел оказался закрыт. А часики тик-тик, тик-тик, а цветочных ларьков на каждом углу не было, а до Болгарской Розы еще добежать надо... Но тут, на наше счастье, подвалила какая-то бабулька с хризантемами. Огромные, белоснежные, волосатые шары - но их же пять штук! А нам нужно два букета!
Ладно, за неимением лучшего, изобразили один,решили, что в толпе это будет не заметно.
Следующие 10 минут мы провели, кидаясь под колеса проезжающим автомобилям. Которые не хотели везти нас на Петровскую набережную. Наконец, один добросердечный дядечка остановился. "Что, девчонки, на свадьбу опаздываете? Давайте быстрее, отвезу". Мы кинулись в машину и увлеклись обсуждением того, какие же мы дуры. Ну дуры, ясен пень - забыть про такое. ТАКОЕ!!! И Танька обидится, если мы опоздаем. Но мы молодцы, мы не опоздаем - вон как - и цветы купили, и машину поймали. Молодцы ведь! Хвалим дружка дружку, тут дядька говорит: "Все, приехали!", мы бросаем ему два рубля с широкого плеча и выскакиваем из машины. Машина срывается с места и уезжает.
Мы смотрим направо. смотрим налево. Вот жених с невестой. Гости. Не наши. Да и улица не наша. И Дворец не тот. И мы не на Петровской набережной, а на улице Петра Лаврова. Без шести минут двенадцать. Опоздали.
Ну ладно, опустили мы букет лохматушками вниз и стали думать, как нам куда-нибудь уже добраться. И добрались мы оттуда на автобусе до Финляндского вокзала.
Но тут чувствуем - что и на банкет начинаем как-то припаздывать, что уже совершенно неудобно. И решили мы - чего уж тут - опять ловить машину. От Финляндского до дома (а все мероприятие проходило в квартире у Татьяны, а жили мы с ней в то время на одной улице, дома стояли ровно напротив). И что ж, поймали мы машину. Сели. Едем и рассуждаем - что вот, невезуха - дату забыли, цветочные ряды были закрыты, к другому Дворцу приехали, на регистрацию опоздали. Может, хватит уже?
Такси тормозит у парадной. Я лезу за кошельком в карман - а его-то там и нет. Кошелька-то. Скорее всего, когда мы в толкучке в автобусе до Финбана перлись, его и того... поперли тоже. Или, может, сам выпал.
А день, промежду прочим, рабочий. И денег нам взять негде. Кроме как попробовать - не дома ли моя бабушка (а они с теткой жили этажом ниже) , вдруг не ушла никуда? Я, оставив Лийку в машине в заложниках, бегу, прыгая через ступеньку. Дверь. Звонок. Тишина.
И тут я захотела в... писать. Страшно - еще пару минут - и будет капец котенку. Стою я под дверью - и чуть не рыдаю. Моча в голову стучит, подруга в машине в заложниках, цветы уже начали задумываться о бренности бытия. И тут открывается дверь. Какое счастье! такого рафинированного, неиспорченного счастья я испытала в своей жизни мало.
Бабушка не только открыла дверь, но и денег дала. И я выкупила Лийку у таксиста. И стрелой понеслась домой, потому что давление на голову усиливалось с каждой секундой.
врываюсь я, измученная невезением, в квартиру, влетаю в сортир, плюхаюсь на унитаз и в это время над моей головой победный салют - это взрывается лампочка. Последняя картина, которая осталась в моей памяти - это пустое и одинокое крепление для туалетной бумаги...
Но на свадьбу мы все-таки попали. С о-оочень значительным опозданием.

Сейчас 2008 год. С момента описываемых событий прошло 22 года. Танька попрежнему живет с Серегой. Она любит мужа, уже не курит и пиво пьет гораздо реже. У них три сына - старшему 21 год, среднему 19 и младшему 12. Танька работает продавщицей в магазине, Серега токарь шестого разряда. У Сереги большое пузо и добродушная ухмылка. И он попрежнему два-три раза в неделю дарит любимой жене цветы. Спасибо, ребята.
 
Tags: рассказка 101
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments