germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Category:

ну кто так строит?


Не могу не поделиться. В то время, когда в нашей квартире полным ходом шел ремонт, на меня напала тумбочка, стоящая под телевизором.

Нет, ну я понимаю, что она имеет право – она старше меня примерно на год, поэтому на правах старшинства может поучить меня жить. Тумбочка была сделана в середине шестидесятых годов прошлого века из честного деревянного массива. Поскольку высота ее гораздо меньше длины, то две дверцы на тумбочкиной морде – это вытянутые в горизонталь прямоугольники.

Так вот, что-то мне в той тумбочке понадобилось. И я открыла дверцу. А эта неискренняя сволочь не предупредила меня, что она сломала одну из дверных петель, поэтому тяжелый деревянный монолит, не имеющий возможности удержаться на оставшейся петле, со всей дури въехал мне по ноге. «Ф-ф-ф-ф», - зашипела я, прикусив губу. «Бля!» - сказала опять же я, двинув ногой по коварной мебели. «Слава, нужно что-то делать!», - кричала я вечером любимому мужу.

Проведя совет в Филях, мы решили подарить родителям на Новый Год новую телетумбочку. Тем более папа мой, как он есть бедный пенсионер, еще долго бы смотрел на предмет критически и говорил бы: «А ведь ее еще очень даже можно починить!». А потом пару лет искал бы нужную петлю. Слава даже поползал в Интернете и нашел вроде как подходящий вариант тумбы, продающийся в магазине Аквилон.

Решил – делай. Встав утром, я развлеклась магазинами и готовкой. Потом порешала рабочие вопросы. Тут, к двум (рань несусветная) поднялся и папа.

Неимоверным усилием воли мне удалось уговорить его поехать за тумбочкой, потому что старая уже одним своим видом портила мне настроение. Хотелось бы перебазировать ее на помойку. Быстро. А уговорить папу - это не поле перейти. Чтобы сделать папе подарок нужно приложить массу усилий и хитрой изворотливости.

Тут папа призадумался, что ему было бы неплохо иметь компьютерный стол. Потому что уже стало невозможно – компьютер стоит на обеденном, почти напротив дивана. Когда моя дорогая родительница ложится спать, всю ночь ей в морду хреначит яркой картинкой девятнадцатидюймовый монитор и папа в наушниках кричит: «Давай! Заходи! Мочи!» и всякую другую лабуду, которую кричат мальчики, играющие в стрелялки. И так до шести утра. То есть, хорошо бы папу дистанцировать от дивана, чтобы он уже спать людям не мешал.

Потирая ручки оттого, что поимев подарочную тумбу, он может купить себе столик он пять раз спросил меня, взяла ли я деньги, чтобы сделать-таки подарок. «Взяла.», - покорно и даже без крика все пять раз ответила я, только чтоб уже поехать. «Ну, а я тогда беру деньги только на стол!», - гордо заявил папа и мы поехали в «аквилон». И к четверти четвертого были уже там.

Поставили машину, зашли в ближайший заход. Мама дорогая! Стоим как два придурка и пытаемся узнать у продавца ближайшего отдела, где же находится то, что нам нужно – тумба и стол. Она любезно показывает нам на стойку с журналами, где на семи страницах поэтажные планы корпусов.

А вот где продают ту, прорекламированную в Интернете и вроде как подходящую нам девайсину, не написано. Но хотелось бы увидеть прибор не на картинке, а въяве, поэтому нужно поискать.

Первой мыслью было: «Вот это мы попали!». Второй мыслью было то же самое. Когда нам объяснили, что тумбы не тусуются в одном отделе, а рассредоточены по всему объему гипермаркета, мы дружно хлопнули челюстями по груди. Хорошо хоть зубы не выпали.

И мы пошли. В Аквилоне есть корпуса – А,Б,В,Г,Д. Не считая главного. И в каждом корпусе по четыре этажа. На каждом этаже есть два параллельных прохода. Идешь по одному проходу – а справа и слева от тебя уходящие в даль мебельные лабиринты. Идешь по второму – и тоже справа и слева от тебя мебельные лабиринты. Можно в них углубиться, но не факт, что ты сразу найдешь путь обратно.

Прямо в том же корпусе, в который мы зашли, нашелся стол. Он был недорогим и очень подходящим по габаритам. Но папа тут же нашел у него покупкоопределяющий недостаток – компьютерный блок должен стоять на полке всего сантиметрах в 10 от пола. А это ужасно, потому что пыльно. И никакие мои аргументы – что, мол, у многих и на полу стоят, и что этот стол есть в наличии и вообще. Пришлось попросить его посидеть за этим столом. Глядя со стороны, как удачно вписался папа в интерьер, я было уже собиралась умолять его тут же купить в конце-концов, эту мебель, но сдержалась. Поэтому мы записали номер секции и пошли дальше.

По коридору. И дальше, и дальше, и дальше. По переходу в соседний корпус, мимо кафе, по следующему проходу. Мимо комплектов мебели в стиле минимализма, мимо спален, отобранных у Людовика 14, мимо грушевых розовых столов и кожаных кресел снежно-белого цвета, мимо мебели в стиле хай-тек, от которой у меня делается несварение желудка а в глазах начинают отражаться металлические трубки. Мы шли и шли.

И тут простенький такой отдельчик. Деревянненький. Ну, то есть, ДСП, потому что мебель из массива неподъемна не только по весу. Тумбочку я увидела почти сразу. Но, зная папу, продемонстрировала не ее одну (боже избави, мы бы ее тогда в жизни не купили), а в широком ценовом и качественном спектре. Папа обхаял все, включая и ту, которая мне понравилась. Его она не устроила плавно изогнутой дверцей из темного стекла, которую «Мы обязательно разобьем – это раз, и в тумбу нельзя положить много разного хорошего хлама, потому что будет видно - это два».

«Хорошо-хорошо!», - сказала умудренная опытом я, но визитку у тетеньки потребовала. Чтоб знать, что заводить в навигатор. Все это мы проделали за первые пятьдесят минут и на этом месте папенька захотел выпить кофе. И я, изображая из себя Ивана Сусанина, вывела его к кафе. (если честно, папа в лесу, например, ориентируется гораздо лучше меня. Но не в магазине).

Пока мы стояли в очереди, папа попеременно то втолковывал мне, что цены в кафе безумные, то кричал, что он просто обязан угостить меня тем, что я выберу. И я согласилась. Но не тут-то было! Подсознание работает лучше нас – когда дело дошло до расплачиваться, папу осенило – кошелек-то он и не взял, не зря же он у меня восемь раз спросил, взяла ли я деньги. Я взяла.

Вот если кто подумал, что папа это специально – нет. Это просто он в себе вырастил такую психологию под названием «я бедный пенсионер». Но звучит это смешно, потому что, несмотря на возраст, папа вполне импозантный мужчина и для своих 65 выглядит, несмотря на операцию, очень-очень. Для тех, кто не знает - папа в галстуке.

Кофе мы выпили, пирожные съели и пошли рассматривать альтернативы. Корпус – этаж – один проход, другой проход, на эскалаторе наверх – один проход, другой проход. Папа кричит, что начинать надо с 4 этажа. Я, тупо глядя на объявление «На 4 этаже только офисы», сопротивляюсь.

Но ему посопротивляешься, как же. Он заманивает меня в лифт и довозит до четвертого этажа, где мы бодрым галопом осматриваем офисы. Обежав пару километров коридоров, папа говорит: «Эх, черт, видно на объявлении было правильно написано!» и как тыгдымский конь гарцует по лестнице вниз. Я гарцую за ним, но не так бодро. В какой-то момент мы потеряли ориентацию. То есть совершенно.

Вокруг хищно хлопали дверцами шкафы, нагло ухмылялись книжные полки, подглядывали зеркала. Народу не было никого. Этаж был, вроде бы, первый и, побродив в этой безлюдной пустыне, мы наткнулись на дверь. Дверь была стеклянной и вела на лестницу, идущую вверх. «Ура!», - закричали мы, быстренько бросили в воздух чепчики и понеслись наверх. Поднялись на этаж (а в корпусе он как два с половиной нормальных этажа) и оказались перед стеклянной дверью, за которой тоже стояла мебель, но ходили и сидели люди, играла музыка. Мы стали рваться к ним – но не тут-то было. Дверь была намертво закрыта. Секунд двадцать мы беспомощно любовались на протекающий без нас праздник жизни. Так и хотелось закричать «Здесь были люди! И я их найду-у!» вослед Фараде из «Чародеев». Потом вздохнули (сначала я, потом папа) и начали спускаться.

Ну, чтобы не смущать народ, я только упомяну, что мы гуляли по Аквилону еще три с половиной часа. И все эти три с половиной часа я аккуратненько, но ностальгично предавалась воспоминаниям о прекрасной телевизионной тумбе и чудесном компьютерном столе, которые мало того, что идеально нам подходят, так еще и есть в наличии, то есть можно прямо забрать – и ехать. Папа только бодро восклицал: «А давай посмотрим что-нибудь еще! Может быть, мы еще встретим ее – ту, из Интернета!» - и бежал вперед. А я, подволакивая отстегнувшуюся в бедре ногу и короткими ударами вправляя свихивающийся позвоночник, ползла за ним.

Наконец, папа сломался. И мы с помощью журнала дошли-таки до того отдела, где столько часов назад увидели стол. Папа покапризничал еще немного, довел девушку-продавца до нервного срыва, спрашивая у нее в двадцать пятый раз, а нельзя ли все-таки будет вернуть стол, если он ему не понравится. Потом вспомнил, что забыл кошелек, королевским жестом махнул в мою сторону – она, мол, платит. И МЫ ЕГО КУПИЛИ! И побежали на склад, находящийся в одном из корпусов на четвертом этаже. Потому что стол в двух коробочках. Нам выдали две коробочки и тележку, на которой мы и довезли его до машины. А когда возвращали тележку, поняли, что тетенька на складе сидит как раз рядом с той тумбой, которую мы узрели в сети. Тумба оказалась слишком громоздкой и в реале нам не понравилась. Поэтому мы пошли и купили-таки то, что я подспудно рекламировала все часы прогулки по маркету.

Горда я была собой чрезвычайно. Вот, может не все поймут. Кузенька, ты понимаешь, какой подвиг я совершила? А еще мне за это время удалось уговорить папу не вешать ковер обратно на стенку, поклеенную моими белыми руками, а положить его на пол. И сделать перестановку. И отдать уже в музей пианино, чтобы оно место не занимало. И вообще – я герой и в выходные нарисую себе медаль.

Да,кстати. Я очень люблю папу. Но он настоящий лидер и самец. Как и я. Поэтому нам с ним очень сложно. Очень.
 
Tags: рассказка 101
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…