germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

Прага часть пятая. Жизнь хороша.

Кстати, о Яне Непомуцком на мосту. Около его статуи нужно загадывать желание. Но не просто около, а нужно принять некоторую, с моей точки зрения, нефизиологичную позу – левую руку приложить к какой-то монетке в парапете, а правую ногу поставить на какой-то блестящий гвоздик еще где-то. И задумывать желание, вот так раскорячившись. Не знаю, как кто, а у меня желание было бы одно – встать, наконец, прямо. И оно, естественно, осуществилось бы практически мгновенно.

Да, около моста есть некий рыцарь Пржемысл Марины Цветаевой. Каменный. Говорят, очень поэтесса этого рыцаря любила, носила с собой повсюду его изображения и даже намекала на внешнее свое с ним сходство. И даже стих нарисовала под названием «Пражский рыцарь». Не знаю, у меня зрение не единица.(и вообще я Цветаеву не люблю).

Кстати, довольно бодро на том мосте идет торговля – картиночки, заколочки, подвесочки, крестики, магнитики и тому подобная лабуда. Для тех, кто хочет приобрести сувенир не только в столице Чехии, но и именно в таком козырном месте.

Посреди этого фортификационного сооружения я и потеряла и Славу и Соню. Ну, за Соню-то я волновалась не сильно, она не пропадет. Слава заботил меня гораздо больше. Пришлось взгромоздиться на парапет и начать внимательно вглядываться в лица проходящих мимо. На самом деле, в лица было вглядываться не обязательно, потому что Слава (молодец-молодец) был в ярко-желтой куртке. Настолько яркой, что она была видна очень издалека.

Конечно, он нашелся. Это он просто влтавские пороги фотографировал. И мы даже догнали основную биомассу нашей группы. Масса стояла и внимательно рассматривала огромный памятник Карлу, соответственно, четвертому. Красив он там необычайно. Стоит себе, на фоне рекламы пива. Для того, чтобы практически не влюбиться в монарха, совсем рядом, на башне моста было еще одно его изображение. Для сравнения, так сказать.

К Староместской площади мы пошли через дворик университета. (Университет, если чо, называется Карлов университет, в честь Карла, как вы понимаете, четвертого). Для этого перешли через улочку, по которой бодро сновали трамваи, выезжающие из арок домов (вот это в Праге меня очень веселило). Трамваи ехали друг навстречу другу, плавно, бодро позванивая какими-то внутренними частями. Поскольку улочка узкая, то на ней только и помещаются трамвайные пути тудашные и обратные. И машины едут тоже по ним же, по трамвайным путям. То есть – трамвай, машина, трамвай. И обратно тем же порядком.

Первым, кто встретил нас в университетском дворике был Д’Артаньян. Ну, или Атос. В крайнем случае, Арамис. Бронзовый мушкетер стоял, лихо заломив шляпу с пером,одежка соответствовала образу - камзол, перевязь поперек груди, сапоги с пряжками, мушкет, как положено, в руке. Опять же, шпага. Лихо закрученные усы и горящий взгляд металлических глаз. «Здравствуйте, Александр Дюма!» - подумалось мне. Но не тут-то было. Про этого забияку и фрондера было написано «пражский студент». Никаких признаков причастности этого орла к знаниям я не нашла. «А зачем же ему мушкет, если он не мушкетер?» - спросил кто-то из толпы. Инна философски ответила: «Времена были такие…». А поставлен памятник да, студентам, активно принимавшим участи в борьбе со шведами в 1648 году.

Пражский студент смотрел поверх наших голов. И не просто в пространство, а на дамочку, подвешенную за задницу к ветке дерева. Дамочка была обнаженная и с хорошей фигурой. Легкий ветерок поворачивал ее из стороны в сторону, но она, как настоящая спортсменка, держала форму.

Собачка, с которой, видимо, все-таки произошли некоторые жизненные неприятности, выла на то место, где ночью будет луна. Где-то я видела подобную собачку, но не могу вспомнить, где. Из Йозефова (еврейского квартала Праги) пришел Голем. И присел в том же дворике. Нам тут же рассказали его печальную историю. Ребе Лева создал из глины помощника – тупое, но сильное существо, помогавшее ему на службе и по хозяйству. Действовать он его заставлял господней молитвой, написанной на клочке бумаги и вложенной чудовищу под язык. Вечером, когда в услугах Голема ребе больше не нуждался, он вынимал бумажку и глиняный парень проводил ночь в неподвижности. Однако, как и все сильно занятые люди ( а ребе Лева был любопытным и трудолюбивым алхимиком), однажды он забыл вынуть бумажку и за ночь Голем порезвился ай да ну, разнеся Йозефов в клочья вдребезги пополам, пока ребе не проснулся и не исправил ситуацию.

Правда, злопыхатели говорили, что легенда про Голема имеет под собой некоторую платформу. Типа, возившийся с ртутью и другими ОВ ребе был отнюдь не евнух, не брезговал и дамами, и одна из них и родила ребеночка с отклонениями, которого человеколюбивый папашка и пристроил на нетяжелую работу в синагогу. И вообще, ходят слухи, что после трех-пяти рюмок абсента можно увидеть, как Голем спускается по стене из дверцы в Староновой синагоге. И с ним можно поговорить. А после шести – восьми рюмок - даже вместе прогуляться.

И вообще по пути встречались сюрпризы. Например, ребеночек, сидящий на стене, которого и не видишь, если не поднимешь вдруг голову. В первый момент вообще кажется, что живой.

И вот наконец мы вышли к новой ратуше. О, какие фигуры украшали фронтон! Эти мужчины и эти женщины! Если к мужчинам такого плана мы привыкли – это «Рабочий» в лучшей его форме, то вот дамы рядом с ними – наши «Колхозницы» уступают им мышечным корсетом и шириной плеч. Даже их обнаженные груди – это не железы, это накачанные мышцы культуристов. Это настолько грандиозные фигуры, что непонятно, как же эти мужики не сумели настоять, чтобы им сделали площадку для стояния побольше. А то притулились там пятками, как прыгуны на десятиметровой вышке. Хорошо хоть, не спиной к зрителям. А держит то, на чем они стоят – один человек, причем с непонятной половой принадлежностью.

Справа и слева от входа изображена очередь в ратушу, хотя непонятно, почему бы им и не одеться, уже осень. Справа молодой человек спрашивает девушку: «Вы последняя будете?»
Но это еще не все.

Еврейское движение не сдается. Куда ж без них? Кстати, я не антисемит. Я, скорее, семитофил, но некоторых вещей мне даже для себя не объяснить. Вот в этом здании, которое напоминает лучшие образцы сталинского классицизма, в самом правом углу здания сделана ниша. И в нише стоит скульптура. Кого? Правильно, ребе Лёва. Вон он там, в своей хламиде-монаде и странной шапке. С наклоненной головой, свесив породистый еврейский нос на грудь и обрамив его мохнатыми бровями. Бедного еврея не оставили одного. С одной стороны к нему притулилась собачка зверского вида, которую он явно забывал кормить, а с другой стороны за его плащ цепляется обнаженная фигура неизвестной, по-прежнему, половой принадлежности, но очень трагической наружности. То ли мамаша голема, то ли еще какое внебрачное дитя. Или не дитя. Или вообще мужчина, поскольку руки этого создания достаточно атлетичны.

Вот так, медленно и печально, мы подбираемся к Староместской площади. У нас еще есть время до того момента, пока часы Орлой покажут нам свой спектакль. Можно оглядеться по сторонам.

Народ на площади – совершенно разнонациональный. Тут и китайцы, и японцы. И негры. И арийцы. И лошади. И полицейские. Одна полицейская дама поражала несколько латиноамериканским видом, растрепанной косой во всю спину, надписью «местска полиция» во всю ее же и форменной полицейской бейсболкой.
Посреди площади стоит памятник Яну Гусу и его сподвижникам и последователям, некоторых на ней и жизни лишили. Да и в виде памятника они продолжают мучиться, вон какие лица. А гадят на них не голуби, а галки.

Там же, на площади, собор Девы Марии над Тыном. Две башни, Адам и Ева, названные так потому, что одна из них меньше другой, ночью подсвечены и служат памятником строительным промахам. И вообще, дворцы площади прекрасны. А также прекрасна одна из историй про взяточников.

Дворец разрешили выдвинуть на площадь на ширину одного окна по боковой стене. Ясновельможный хозяин дал взятку и дворец выехал не на одно окно, а на четыре. Городской совет возмутился, взяточников в количестве трех человек нашли и вывесили их в трех лишних окнах. С внешней, соответственно, стороны. Хоть и жестко, но справедливо. Кстати, на фоне закона о реституции по поводу этого дворца до сих пор идет судебный процесс. Хозяину не желают возвращать данное строение, потому что есть некоторые свидетельства о сотрудничестве предков истца с нацистами. Но знающие люди говорят, что это семейство как раз активно участвовало в спасении евреев и их сотрудничество было только прикрытием для свершения славных дел.

Рядом с ратушной башней дом, где родился Кафка. Тоже образчик украшения строений граффито. Разве не прекрасно? Шестьсотлетние часы Орлой работают без перебоев. В их истории был момент, когда они встали на долгое время. Создание их началось в 1410 году мастером Микулашем. Естественно, легенда об ослеплении мастера, чтобы он не сделал подобное чудо для другого города, является настоящим надувательством. Типа, узнав о столь оригинальной задумке, мастер поднялся на башню, вложил руки в механизм, сломал его, а потом бросился с башни вниз. Он был вполне себе в уме. Микулаш до самой смерти присматривал за часами, а вот после нее был период, когда не находилось мастера для починки сломавшихся часов. Но потом нашелся, отреставрировал механизм и он благополучно работает до сего дня, показывая старочешское, среднеевропейское, переменное вавилонское и зодиакальное времена.

На этом месте прекрасная Инна с нами распрощалась и мы остались в самом сердце Праги один на один с городом.

До того сладостного момента, когда мы сможем подняться на борт кораблика, набить животы и вытянуть ноги, было еще минут сорок. Поэтому мы решили быстренько пробежаться до Вацлавской площади. Просто, чтобы знать, в какую сторону бежать, ежели что. Ежели у нас будет свободный день, который мы себе предполагали. И мы побежали.

Мимо нас мелькали, сверкающие всеми цветами радуги богемского стекла, сувенирные лавки, овощной базар (что в переводе с Чешского – фруктовый рынок. Точно, путают следы – зачем называть фрукты овощами, а овощи – зеленью?).

Когда мы стремительным галопом вынеслись на Вацлавскую площадь, мы даже не поняли, что мы на ней. Этот бульвар с магазинами по обе стороны и деревьями посередине вряд ли можно назвать площадью. Сразу стало понятно, что за те пятнадцать минут, которые у нас остались, осмотреться даже приблизительно мы не успеваем. Поэтому мы успокоились, зашли за ограждение ближайшей кофейни и сели на улице.

Накрапывал мелкий дождик. Но над нами были зонтики, сбоку стоял уличный обогреватель, на креслах лежали пледы.

Я заказала себе кофе, Сонька – сок, а Слава решил попробовать Пльзеньского Мастера. Вот прямо сейчас скажу – это было прекрасное пиво. Темное, густое, имеющее некоторый букет, а не пахнущее дрожжами. Это было самое лучшее пиво, которое мы попробовали в Чехии. Жалко только, что это было один единственный раз. Вообще, чехи предпочитают легкое светлое, которое сограждане наши и за пиво-то не считают.

Прекрасно проведя эту четверть часа, мы встретились с остальными и отправились на кораблик, где нас ждала «сухая одежда, горячий чай и наше радушие».

Первым, кого мы встретили на кораблике, была немецкая овчарка по кличке Настя. Несмотря на внушительные габариты, она так интеллигентно лежала на своем квадратном метре, что я даже попервоначалу не заметила ее присутствия. Внутри кораблика стояли столы, был организован шведский стол, а в качестве аперитива каждому налили по рюмашке бехеровки. Вы в курсе, что я не пью? Эту рюмку я выпила, дура. И зря, между прочим. Но это уже индивидуальные особенности. А для нормального человека горько-сладкая настойка на двадцати травах может быть не только вредна, но и полезна. Чем-то она напоминает алтайские травяные настойки и наливки.

Народ, конечно, ломанулся с ложками наперевес. А мы, конечно, продолжили сидеть за столом. Но Слава недолго продолжил, его унесло на крышу, любоваться видами через фотоаппарат. Пока Слава любовался видами, а также капитаном, который смотрел не вперед, а на футбольный матч в телевизоре, мы дождались своей очереди. Вот тут мы с Соней и попробовали кнедлики. Я их уже пробовала – фигня-с. В любом виде – хоть хлебные, хоть картофельные. Потому что и те и другие имеют какую-то специфическую консистенцию и прилипают к зубам. Славе кнедликов не досталось. Хоть мы и обеспечили его тарелкой с едой, но ушлый народец все разобрал и больше их не возобновили. Я считаю, что он ничего не потерял, а он расстроился. Поэтому придется ехать в Чехию еще раз. Потому – как же без кнедликов?

При проходе под мостами влюбленным и семейным парам предложили целоваться для укрепления имеющихся связей. Пришлось отправить Соню наверх, на свежий воздух, чтобы она уже позвала папу вниз ужинать и заодно чмокнула его в щеку для осуществления традиции.

Ночная Прага освещена достаточно скудно – экономят электричество. Зато у них прямо на Влтаве есть шлюз. И мы его прошли, отшлюзовавшись достаточно удачно, принимая во внимание капитана-болельщика.

Это были тоже чудесные два часа. Погода устаканилась, мы были сыты и сидели. Страшно романтическая Сонька бросала в реку монетки и махала рукой пассажирам встречных судов. Но что меня поразило – ни одна зараза не махнула ей в ответ. Интересно, почему?
Все, этот день я сворачиваю. Нас развезли по отелям. Наш, в центре, был хорош - удобные кровати, прекрасное белье, отличная сантехника и простор. И в ванне простор и в номере простор. Но Интернет не работал. Нет, в гостинице был вайфай, но платный.

Мы ж не жмоты, мы согласились заплатить 120 рублей (в переводе) в сутки, но получился некоторый несложимчик и воспользоваться не удалось. Поэтому мы получили от веселого ночного портье лет восемнадцати наши деньги обратно и меня торжественно препроводили к местному компу, где я и смогла задаром посмотреть все, что мне хотелось.

А завтра – завтра в Крушовицы, замок Локет (вот тут мы и начнем про Карла нашего, четвертого) и Карловы Вары. Вставать в шесть утра, так что – спокойной ночи. 
 Кстати, у меня не работает статистика. Если не в лом, те, кто дочитал до этого места, не могут ли в комментарии бросить слово? Например - "прочитал" или "читаю". И вам не трудно - и мне приятно. Андрей, Кузя и Наташка - даже не напрягайтесь, я все про вас поняла:)))
Tags: чехия
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…