germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

синекура или животный мир в туризме


Была такая старая шутка – девушку спрашивают, где она хотела бы работать после школы, она отвечает – в туризме. А почему? Потому, что очень путешествовать люблю. (И вот тут нужно смеяться)

 

Я в туризме работаю лет, эдак, несколько. Еще чуть-чуть и будет двадцать. Может быть, мне не повезло. И если бы я работала в той туристической отрасли, которая занимается отдыхом наших сограждан за рубежами Родины, я и ездила бы в какие-никакие рекламные туры. А я все по-простому. Мало того, что занимаюсь приемом туристов в Петербурге, так еще и сограждан. Вас, дорогие мои друзья.

Но не только. Иногда попадаются ошалевшие иностранцы, которые прибывают в наш славный город по одному, по два, а то и целыми пачками и тачками.

Опять ударюсь в воспоминания. Жил-был в девятнадцатом веке такой дядька. А звали его

Августин Хосе Педро дель Кармен Доминго де Канделярия де Бетанкур и Молина. И если вы думаете, что я это наизусть помнила – хренушки, мой склероз этого не допускает, это я в википедии подсмотрела. Короче, талантливый был мужик, несмотря на то, что испанец. И натворил он в нашем провинциальном городишке – сколько люди не живут. И в строительстве Исаакия-то он участвовал, и как Александрийский столп торчком поставить (шалун эдакий) придумал, и мосты через Неву, и очистку акваторий, и вообще был большой человек. С 1808 года у нас тут жил и тут же помер. И в Лавре, значитца, похоронен.

Ну, а испанцы, знамо дело (им одного Сервантеса с Лопой де Вегой мало), так и норовят определить свою причастность к известной личности. Поэтому устраивают тут периодически Бетанкуровские выставки, куда и приезжают большой толпой.

Год это был 1995. Как снег на голову сваливается нам сообщение, что будем мы эту выставку обслуживать. Селить, кормить, возить и развлекать 130 испанцев, намеревающихся приобщиться.

А года это, надо заметить, были тяжелые. Туризм въездной радостно пытался откинуть копыта и придавить кое-кого из нас, мы уворачивались, но с каждым разом все менее эффективно. А тут такой подарочек – 130 басурман аж на неделю. Да с мероприятиями. Да жить! Да кататься! Да жратва трехразовая!. Синекура – скажете вы. Денег с них можно было слупить немеряно!

Не так все просто. Они уже на эти выставки ездили, тем более тут, в Питере, у них казачок был засланный, все цены разузнал, поэтому мы могли все и много, но нужно было дешевле. И хоть и трехразовое у них питание – но прислали они нам факс, где было четко расписано – в какой день в каком ресторане и на какие денежки будут они обедать.

А тоже затейники – захотелось им каждый день разной кухни – день кавказской, день русской, день – китайской, день – узбекской и тому подобное далее. А я остановлюсь на китайской, потому что там у меня были самые острые ощущения.


Значит, читаем факс – «7 июля. 13-30. Обед в ресторане «Шанхай». И я, будучи главной по тарелочкам, бегу в ресторан договариваться. Тем более, не хрен с горы, а 130 испанцев.

Встречают меня в ресторане ласково. Директор выходит, представляется – «Господин Хуа Цзюнь Хао». Очень милый, интеллигентный человек, закончивший Московский университет и прекрасно говорящий по-русски. И, буквально, обещает, что все для вас. Обговариваем мы с ним меню, рассадку басурман за круглыми столами (Шанхай, царство ему небесное, был большим рестораном, там и двести человек можно было посадить), проверяем все до мелочей, я плачу деньги и, счастливая, отбываю по другим делам.

И вот наступает тот самый сакраментальный седьмой июль. Я, довольная, уже эти испанцы в городе третий день и их все устраивает, готовлюсь праздновать день рождения. Директор наша, Наталья Николаевна, поехала встречаться в Шанхай с представителями испанской фирмы, которая обеспечивала приезд выставляльщиков с той стороны. И ничего не предвещало. Пока не раздался звонок.

Да-да, она и звонила. Директор, в смысле. Из какой-то подсобки, где не было шанхайских барсов, а были только овощные очистки. Крикнула мне в трубку: «Разберись с этим немедленно, а я отсюда ухожу!» и отключилась.

Я сижу, охреневши, ничего не понимаю. С чем разберись? О чем речь? И тут звонит переводчик. Сюрпрайз! Рядом с «Шанхаем» сносили дом. И к моим дорогим и всячески облизанным испанцам в обеденный зал вышла крыса. Большая говорят, вальяжная. Вышла, села у одного из столиков и давай умываться. Очевидно, перед едой. Культурная, сволочь, попалась. Ну, тут, конечно, два круглых стола по десять рыл как-то сразу наелись, поднялись и слились из ресторана нахрен.

Озверев от этого рассказа, я стала звонить очень вежливому китайскому директору и в ажитации орать в трубку: «Я не понимаю, какого хуа у вас там крысы по залу разгуливают!».


А дальше был кошмар. Директор-то наша слиняла по-тихому из ресторана, не выдержав гнета славы. Поэтому пришлось ехать в Пулю, двадцать раз подняться в двадцать разных номеров, куда официанты уже принесли красиво декорированный ужин, шампанское и черную икру (компенсация, ептыть, за наши деньги!). Но это бы все фигня, если бы не двадцать извинений с расшаркиванием, закатыванием глаз, приложением рук к сердцу (сначала переводчик повторял движения за мной, но на четвертом извинении сломался). Тем, у кого в глазах был проблеск сознания, я говорила, что крыса была дрессированная, китайская, они не дождались, пока она начнет свой «танец с чашами», а слиняли раньше времени, так что сами виноваты. А потом – чего вы хотите, животное вежливо, пешком, пришло, умылось, приготовилось работать – а тут тебе ни аплодисментов, ни угощения.

А потом еще спрашивают – почему у меня язва. Конечно, все обошлось, но нервы…

Ночью, во втором часу, я позвонила господину Хуа Цзюнь Хао и печальным охрипшим голосом сказала в трубку : «С Днем рождения, дорогая Галина Александровна! Кто, кроме Вас, мог его так волшебно испортить…». Господин Хуа был раздавлен осознанием вины. И поэтому предложил мне задарма отметить в его волшебном ресторане мой день рожденья. То есть, безвоздмездно. «Не знаю, не знаю, улучшит ли это мне настроение..» - покапризничала я и пригласила 15 человек. И заказала от души. Господин Хуа крякал, как заказанная мной утка по-пекински, шевелил усиками, как заказанные мной же королевские креветки и вообще его душила та жаба, ножки от которой тоже были в выбранном мной меню.

Задарма-то кто бы не разгулялся? Вот все, что было самого-самого китайского-дорогого я и назаказывала. Пришли мы. А нам, как дорогим гостям – не одноразовые палочки рядом с тарелочками поскладывали, а такие – из красного дерева, с инкрустацией (они у них как у нас, наверное, столовое серебро, для ВИПов предполагались). Ну, гости вошли, расселись культурненько. Хованов (да-да, он тогда уже был с нами) – цоп палочки и давай их разглядывать. Исподтишка так. Потом занялись столоверчением, испробыванием лягушачьих конечностей и других заморских диковин, которые в быту нам не попадались, но как люди полуинтеллигентные, мы о них, все же, слышали. Дело до тостов дошло. Тут и господин Хуа нарисовался с поздравлениями и пожеланиями долгих лет и процветания всяческого мне и моим близким.

Конечно, Слава не преминул воспользоваться слабым положением противника, который поздравлял и извинялся. Он тут же потыкал господина Хуа в живот палочками красного дерева, заговорщически подмигнул и сказал: «А это я возьму на память, да?». У нашего китайского друга в зобу дыханье сперло, но отказать-то нельзя… А то что он тут распинался пол-дня? И он кивнул. Надо было видеть, как тяжело ему давался этот кивок, голова просто не хотела склоняться подбородком на грудь. Но он мужественно преодолел моральный препон и быстро убежал, чтобы, видимо, остальным гостям не пришла в голову та же светлая мысль.


А вообще было все вкусно, много и разнообразно. Под китайскую музыку. И с тех пор я люблю китайскую кухню, но лучше бы наша первая встреча прошла по-другому.

И вообще, крыса – это не самое страшное, хоть и неприятно.

А в самом начале девяностых годов на кухню любой столовки и ресторации заходить было просто страшно, хотя и приходилось по служебной надобности. Значит, подходишь к двери, открываешь ее и топаешь туда ногой. Желательно, громко. И кричишь: «Кыш, твари проклятые!». Тогда есть шанс, что самые неленивые тараканы отойдут с достоинством в сторону и тебе не придется на каждом шаге смачно хрустеть хитином.

Нет, конечно, с ними боролись. Но как-то так боролись, типа это и не напасть, а мелочь. Но иногда травили. Тогда эти несчастные создания в порыве суицида забирались на потолок и свисали оттуда живописными гроздьями. И падали оттуда веселым рыжим дождичком. Или черным. В зависимости от породы.

И вот приходишь, эдак, поутру в ресторан гостиницы, а тебя там ждут человек пятьдесят туристов, у каждого в руках красивая тарелочка, а на тарелочке – омлет с братской могилкой – то ножка торчит, то усик, то вывихнутое при падении с потолка, плечико…

Грустно и элегично. А эти, которым только бы поскандалить, все недовольны, нет, чтобы о бренности сущего подумать. Вспомнить булочника Филиппова, который изобрел булки с изюмом на глазах у государя-императора. И вообще – кто боится тараканов на кухне – пусть Гиляровского почитает, у того колоритно описаны Охотные ряды.

Или, например, дядька – руководитель детской группы, спрашивает у меня (а я тогда с грудной Сонькой дома сидела и вышла групповодом подработать): «А вот у меня, дорогая Галина Александровна, в стакане с чаем таракан! Что делать будем?» (а глазенки у него кровью наливаются и светиться начинают нехорошим блеском).

А что мне делать?

Я ему и говорю : «Есть два варианта – могу или выловить или заменить. Что выбираем?».

Вот так бесстрашно и сказала. Хотя сама к тараканам отношусь, как бы это помягче сказать… Без любви и смирения.

Во работенка была, да? Синекура, что и говорить

Tags: автобиография, рабочее, туризм
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…