germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Category:

Ах, эта свадьба.... серия вторая


Серия вторая – ЗАГС.

Вы когда-нибудь ездили в машине, где три водителя и все за рулем? Нет? А вот нам пришлось. Значит, так – за рулем был папа, потому что мы, вроде как, молодые, я еще в непомятом платье, а у Хованова прав нету, лишили его прав до конца октября. Но, формально, хозяин-то Слава, а водитель – я. Поэтому тут он нас и накрыл, этот когнитивный диссонанс. Потому что представление о том, как ехать до ЗАГСа у нас у всех было разное. Что неудивительно, учитывая Петроградский район ориентирования.

Ну да ладно, поругавшись немножко, доехали мы до этого замечательного заведения, бросили родителей и Соньку в машине и помчались вприпрыжку оформлять документы.

Влетев в здание, обнаружили на ступеньках свою свидетельницу, которая, скроив ехидную морду, спросила: «Торопимся? - и поинтересовалась, - И где же свидетель?»

Дело в том, что накануне Слава пообещал Танюшке, что свидетель будет не простой, а золотой. Ну, ей-то сам Бог велел засвидетельствовать наш брак – в конце концов, она познакомилась с нами обоими в 1980 году и, похоже, уверена в стабильности зарождающейся семьи.

А вот свидетель у нас был почетный – НАШЕ ВСЕ – Лейкин, Вячеслав Абрамович. Один из самых моих любимых мужчин. И мужчин и поэтов. И вообще. Когда он согласился – я возгордилась ужасно. «Ну у кого еще Лейкин свидетелем на свадьбе?» - задирала я нос, идя по улице. Как выяснилось позже – ни у кого, потому что свидетельствовал он, несмотря на зрелую юность, впервые.

Но это все полдела, потому что свидетель опаздывал. Живет он в Пушкине, а электричку нужную ему, конечно, отменили. Потом подали другую, которая коварно отъехала на непреодолимое расстояние от станции и раскорячилась посреди поля. Все ждали, Лейкин нервничал. Время бежало.

Дислокация, значит,такая: Танюшка на лестнице головой вертит в поисках свидетеля, а тут входит троица. В форме, аксельбантах и со знаменем. Посреди знамени – черная полоса. Я от ужаса не помню, какого цвета были две другие. Мальчики, правда, ничего – моло-о-о денькие, перчатки белые, морды серьезные. Танька сглатывает слюну и сдавленно шепчет: «Который из них?.... Или все трое?...». Пришлось разочаровать девушку, что это не к нам.

Мы, ошалевшие от такого гламура, побежали оформлять документы. Слава ворвался в кабинет заведующей со словами: «Нам бы пожениться. Причем – прямо сейчас». Ошалев от такого напора, заведующая позаикалась десять секунд, но потом отправила нас в соседний кабинет, где у нас и отобрали паспорта, послав нас в комнату жениха и невесты.

В это время нарисовался свидетель. Вячеслав Абрамыч познакомился с Танюшкой и, признавшись в своей полной неосведомленности в свидетельском деле, стал приставать к ней, знает ли она, во что они влипли. Выяснив, что дама находится в этом статусе уже не первый, а вовсе второй раз, Лейкин стал у нее допытываться: «Так и что же мы должны делать?!» - вопрошал он. «Расписаться!» - скромно, но строго ответила Татьяна. Свидетель обрадовался, а ведь подползает к золотой свадьбе.

Пока Слава обозревал прибывающих гостей и озадачивал кого-нибудь фотоаппаратом, мы с Сонькой достали отобранные у ангела крылья и приделали их к ребенку. Танюшка, как свидетельница, поддерживала нас морально.

Тут в комнату робко заглянула, а потом и зашла девушка, задавшая странный вопрос. «Это комната жениха и невесты? И что тут нужно делать?». Я ей говорю: «Вот я, как невеста, приделала ребенку крылья и стою. А Вы, как невеста, можете, к примеру, присесть на диванчик.». «Угу, - сказала она, - я пожалуй, как невеста, присяду.» И присела.

Тут в это славное помещение начали набиваться наши гости. Сначала пришла моя подружка Галка, которая тоже ехала из Пушкина, но на маршрутке, поэтому понервничать в чистом поле ей не удалось. Потом набился Хованов, потом мама, потом Юра с фотоаппаратом. Глядя на это безобразие, в комнату стали набиваться гости от невесты на диванчике и скоро там стало совершенно не протолкнуться.

Наконец, нас позвали и стали выстраивать в коридоре. У Славы прорезался временный топографический кретинизм, потому что, когда женщина, стоящая к тебе лицом, говорит: «Невеста должна стоять справа», то становится непонятно, от кого и с какой стороны должна стоять-таки невеста. Хованов попытался всучить тетке кольца в коробочке, а эта зараза коробочку не берет, а продолжает, собака, настаивать на своем: «И дайте мне уже кольца, пожалуйста». А Евгеньич искренне не понимает, чего от него хочет эта грымза, кольца-то он ей протягивает. Пришлось отобрать коробочку и совершить все действия самостоятельно.

Ну, наконец, нас всех построили и запустили в зал. Зал очень красивый – нежно-фисташковые стены, белая лепнина, болотный ковер на полу с неяркими цветами. Главную задачу – не навернуться на дубовых ступеньках – мы исполнили виртуозно. Гости расселись, а государственная дама стала произносить свой текст. Родители вели себя прилично, ни одна мама слезу не пустила, сдержались из последних сил.













И тут нас пробило на хи-хи. Потому что все речи о вновь созданной ячейке общества, о светлом будущем и так далее – в контексте были очень забавны. Народ в креслах откровенно ржал, правда, люди все приличные, старались сдерживаться.










Затем нужно что? Правильно, поставить свои подписи. Мы прошли к столику, сели, как приличные, подписались аж в четырех местах каждый. Я подписывалась первая. Слава второй, но столько же.Что подвинуло Хованова на неубиваемую мысль – раз он расписался четыре раза, то и выдать ему должны были четыре жены, а выдали одну










Тут нам вынесли кольца на блюдечке. «На безымянный палец правой руки!» , - стала шипеть я Хованову, который делал вид, что кольцо мне на палец никак не налезает, хотя вранье все это, кольцо 17 размера, а у меня 16,5. Ну, напялил, чего уж тут. Смешно было все равно, поэтому я гипертрофированно навинтила его кольцо ему на палец. Жених в это время трагически прикрывал лицо свободной рукой. Тетка с блюдечком прилично пыталась подавить смех.
«Молодые, поздравьте друг друга!» - наконец удалось извлечь ей из себя.









Как известно, существует три вида поощрения: пожатие руки, похлопывание по плечу и объявление благодарности перед строем.
Молодые, под радостные овации гостей и хлопанье крыльев нашего персонального ангела, пожали друг другу руки.


На этом церемония закончилась, гости кинулись целоваться и дарить цветы, которые я ловко сблочила свидетельнице, которая не менее ловко нашла жертву - носильщика, который не менее ловко сбегал и сдал все букеты в гардероб.

После чего мы попытались сфотографироваться на лестнице. Волшебник Юра, сказав, что все в кадр поместились, сделал несколько фотографий, на которых виртуозно лишил головы брата Митьку. Теперь Митька на тех фотографиях даже ухи не просит. Ибо нечем. Зато народ запал на Соньку у решетки вентиляции. Ни один из снимавших не упустил этого кадра.

Поскольку все вышеописанные события сумели произойти ровно за пятнадцать минут, еще десять ушло на отрезание Митькиной головы, до прихода автобуса было еще какое-то время. Принадев пальтеца, мы вышли на улицу перекурить это дело. Хованов решил сфотографировать меня у ЗАГСа, но получилось – у налоговой инспекции. Пришлось повторять.





В этот момент на улице появился ребенок в платье и шарфике и озадаченно сообщил, что они с бабушкой не знают, где номерок. Еще какое-то время ушло на поиски номерка, который, конечно, впоследствии обнаружился. Тут и автобус подгреб. Вроде бы, надо садиться, но не так все просто! Мы потеряли слона. Нет, не так – мы потеряли Слона. Костю, то есть. Который сдал все цветы в гардероб.

Гардеробщица нам цветы не выдает – и абсолютно права, потому как – не мы сдавали. А Слон растворился без остатка и неизвестно где. Мы его поискали-поискали – и в зале торжеств, и в комнате жениха и невесты, и в туалете – нет никто. М-да… Хулиган и безобразник.

Тут и Слон появился и расплата настигла героя. Слон торопился, спешил, поэтому пригнуться забыл и чуть хобот не потерял, впилившись со всей дури головой в притолоку. «Наверно, я не первый такой» - сказал он гардеробщице. «Как бы Вам сказать, чтоб не обидеть…. – ответила она. – Если честно – первый».

На этом серия вторая – ЗАГС – заканчивается, присутствующие садятся по автомобилям и едут в кафе.
 
Tags: автобиография
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…