germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

сушняк

"О, сколько нам открытий чудных 
Готовит просвещенья дух. 
И опыт, сын ошибок трудных, 
И гений - парадоксов друг!"

И вообще, совсем недавно была алкогольная история с покраской волос, поэтому не знающий меня лично человек может подумать, что у меня какие-то проблемы со спиртным. Явно. 
Так вот - для тех, кто не знает - я не пью. То есть, вообще. Я и в юности-то делала это очень редко, а последние лет десять - так и никогда... И не из идеологических соображений. Просто по состоянию здоровья я могу пить только водку - от остального мне становится хреновасто. Даже нет, не так - хреново. Даже и не так - совсем хреново. 
А водка не вкусная. Я бы с удовольствием поучаствовала в уничтожении полусухого шампанского или какого белого муската. Или коньяк - только мягкий, дагестанский не предлагать. Или очень сухого красного вина. Но все эти радости остаются за пределами моей пищевой цепочки. Поэтому я решила, что дури у меня и своей хватает - и не пью на радость Хованову. Потому что, если куда в гости ехать, то нам не нужно с порога наперегонки  бросаться к столу и опрокидывать на себя и в себя рюмку, чтобы выяснить, кто же за рулем. Я за рулем. 

И вообще, у меня тяжелая наследственность. Оба моих деда были алкоголиками. Мне бы через поколение тоже им посоответствовать, но я борюсь. 

Так вот, вернемся к тем временам, когда я еще не была совершеннейшей  трезвенницей, а просто мало пьющей девицей. Свой бокал белого муската я могла цедить целый вечер, поэтому о наступлении блаженного состояния "пьяный в сиську" мне приходилось только догадываться, а также приходилось строить предположения о физическом состоянии, называемом "сушняк", народном финском празднике "опохмелайне" и странном животном по фамилии "перепел". 

С одной стороны, хорошо. А с другой? Вот представьте себе, что вы пришли в гости и не пьете. На ваших глазах милые и веселые друзья и товарищи становятся все более милыми и веселыми, а потом все более дурными, навязчивыми, прилипчивыми и глупыми.  Они смотрят на вас соловыми глазами, пытаются разговаривать с вами, повторяя одну и ту же историю в сто двадцать пятый раз заплетающимся языком.  Они пляшут на столе, празднично развешивая салаты из разлетающихся салатниц по стенам. Они на вашу белую юбку вылили целый бокал вашего любимого красного вина и радостно хохочут. А вам все это приходится наблюдать. И не только наблюдать, но и активно участвовать в процессе, потому что по молодости лет народ краев не видит, нормы своей не знает, зато силушки дофигища. А еще страшный момент - это когда молодые пьяные гамадрилы, которые были всего каких-то пару часов назад надежными друзьями, начинают гулку бить себя в бочкообразную грудь, меряясь пиписьками. И хорошо еще, если на словах. А то ведь спьяну может захотеться продемонстрировать ловкость и смелость - залезть на наклонную крышу без ограждений и заглянуть вниз с краю. Или повиснуть под балконом, а потом на него забраться обратно. Ну, мало ли что в голову взбредет.

А ваша задача, как единственного трезвого, не допустить членовредительства и погрома. Ну, погром-то, бог с ним, если дело происходит не у вас дома. А вот трупов не хотелось бы. Поэтому приходится ловить, объяснять, уговаривать, помогать, утешать (каждое существо под воздействием алкоголя, в какой-то момент проникается несовершенством мира, от чего ему, существу, очень плохо). 
И вот, весь вечер ты в трудах. Аж упреешь к концу  мероприятия. 

Но этот конец - для них, не для тебя. Осмотри квартиру - вот они, живописно раскиданные в разнообразных позах тела. Славно похрапывают выпившие не так много. Стонут во сне  - перебравшие. Прислушайся - не проще ли тебе будет сейчас подсунуть тазик вон тому, в углу, что-то "стон его песней зовется...". 

Объясни еще юноше в соседней комнате две вещи - во первых, ты не его первая жена и никакого права называть тебя сволочью, у него нет. Потом объясни, что ты не его вторая жена и немедленно вступать с ним в контакт не будешь. И напоследок объясни, что если он попробует выйти вон в тот проем, то он окажется не в желанном сортире, а на дне двора-колодца, куда он полетит с высоты четвертого этаже. Потому что это окно. 
Закрой окно, проводи человека до сортира. Прислони к стенке и попытайся выковырнуть оттуда предыдущего клиента, который мило похрапывает, обняв унитаз. 

После всех этих действий, можешь оглядеть плацдарм. Убрать оставшиеся салаты в холодильник, не оставшиеся сосреби со стен. Помой посуду и открой окна. Иначе утром в квартире будет вонять страшно. 
Подмети пол и постарайся укрыть спящих хоть чем-нибудь. А иначе их с утра будет колотить не только с будуна, но и от холода.

Когда ты все сделаешь, то поймешь, что спального места тебе не досталось. Они все заняты разложенными телами друзей. Но ничего. Найди стульчик или там, табуреточку. Свари себе кофе. Жизнь прекрасна и уди...

В один прекрасный момент мне это надоело. ВОт эти все дурацкие трезвые хлопоты о впавших в эйфорию друзьях. Надоело - и все. Я себе сказала: "В следующий раз, хоть это и противно, тоже напьюсь и будь что будет!"
Дело было 8 марта. Большой компанией друзей мы сняли коттедж в Ольгино. Как сначала все было красиво - красиво накрытый стол, веселые и нарядные девушки, галантные кавалеры, нерастаявший еще белый снежок за окном, свежий воздух, поздравления и предвкушение праздника.

Сначала я даже забыла о том, что собиралась сделать. Однако, подняв голову, вдруг обнаружила какие-то, начинающие соловеть, глаза соседа. "Все! Пора!" - сказала я себе и начала принимать на грудь. Сначала это была водка, потом коньяк, потом кто-то налил чего-то наливочного, потом я выпила бокальчик винца. Все это время я сидела на месте, не вставая. В какой-то момент предохранитель перегорел и я, как подстреленный лебедь, свалилась за спины соседей в коматозном сне. То есть - вот сидела - и вот сплю. Момент перехода остался неосознанным. 

Когда я открыла глаза, я поняла, что нахожусь в аду. Голова не просто болела. Сразу вспомнилось хармсовское: "Однажды у Достоевского засорилась ноздря. Стал продувать - лопнула перепонка в ухе. Заткнул пробкой - оказалась велика, череп треснул. Связал веревочкой - смотрит, рот не открывается. Тут он проснулся в недоумении, царство ему небесное."

Короче, пытаюсь проснуться, как Достоевский - не получается. Кое-как привела тело в вертикальное положение. Огляделась вокруг. Увидев, какая со мной приключилась конфузия за столом, добрые товарищи отнесли меня в соседнюю комнату и сложили на кровать, заботливо прикрыв одеялком. Но, поскольку сами уже были подшофе, до них не дошло, что на улице ноль градусов, поэтому температура в помещении поддерживается во всю ивановскую пышащими жаром батареями. Вот головой непосредственно в батарею они меня и уперли. 

Сижу это я на кровати и осознаю, что уже в достаточно зрелом возрасте стала гидроцефалом. Вот как ни крути, хоть ощупай голову, хоть не ощупывай, все равно она явно выдается за плечи. И тяжелая - сил нет. А внутри у нее насыпаны стальные шарики, которые весело при каждом движении перекатываются, задевая все тайные и явные болевые центры. И страшно хочется пить. Поэтому пришлось поднять тельце с кровати и отнести его к столу, где стоял графин с водой. И жадно выхлебать пол-графина...

О-па! Ну вот этого я точно не ожидала. Когда я открывала глаза, я была вполне себе трезва, только нездорова. Как только жидкость стала попадать в мой, измученный нарзаном, организм, я стала на своих глазах стремительно пьянеть обратно. Сил хватило только доползти обратно до койки и лечь головой ОТ батареи.

Следующее пробуждение было не менее мучительным. За окном было еще темно, на соседних кроватях посапывали товарищи, а я поняла, что срочно должна сварить себе крепкого-крепкого кофе, иначе мне не выжить в таких боевых условиях. Джезва, кофе и сахар у меня были с собой, поэтому я прихватила ингридиенты и поползла в гостиную, предварительно перетянув свою многострадальную бестолковку мокрым полотенцем.

Захожу я и что вижу? Содом и Геморрой. На столе - бычки в томате, то есть в салате, грязные тарелки, опрокинутые бокалы, пустые бутылки. Разве можно пить кофе в таком свинарнике? И я опять пошла мыть посуду, только при этом у меня раскалывалась голова и тряслись руки. К концу уборки я уже совершенно обессилела, покрывшись пять раз холодным потом, зато села в чистое кресло у чистого стола, поставив перед собой  чашку свежезаваренного кофе. И тут на меня снизошло: "А ведь насколько проще и легче было делать все то же самое, только на трезвую голову!".  

С тех пор я не пью.  Потому что я уже знаю, что такое "сушняк" и что за птичка "перепел". Спасибо, больше не надо. Плавали - знаем!
Tags: автобиография
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…