germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

письма Кузе

Анюта, я надеюсь, тебе не обидно, а я все в одну кучу брошу. Кстати, кто бы мне сказал, тут уже была рассказка 101 про Париж? А то ты свои письма сразу в восемь адресов посылала, а я, сирота, только тебе. Но личного в них ничего нет.

Это, между прочим, зима 2006 года

Каникулы мои прошли бодро и весело. Как всегда не обошлось без маленьких радостей. 

Встречаем группу из Ростова-на-Дону. Накануне сотрудники ростовской фирмы подтвердили, что в составе группы 22 школьника и 2 взрослых. Ждем-с. С вокзала звонит гид и орет мне в трубку, что их-таки двадцать восемь человек. 

Ладно, вези в офис. И вот, заваливается эта компашка в офис в количестве двадцати восьми и руководители начинают нас с пеной у рта уверять, что их все-таки двадцать четыре. Как так? Танька пересчитывает детей поголовно, потом вычленяет двоих теток-руководителей, потом показывает на молодого человека:
 - А это кто?
- Да что вы, - говорят руководители, - это же казах!
 Так, ладно.
 - А эти двое что, не взрослые?
- Нет, вы что, не видите, это же муж с женой.
Так, ладно.
- А эта женщина?
 - А это просто мама одного мальчика.
- А на вас в Прибалтийской заказано только двадцать четыре места.
- Ничего, мы и вдвоем на одной кровати поспим.
 
Вот так и радуйся во взрослом возрасте, что у тебя в детстве было все с математикой хорошо. 22 ребенка+ 2 руководительницы+ казах+ муж с женой+ мама мальчика= 24 человека. Меня до сих пор мучают подозрения, хотели они маму мальчика с казахом на одну кровать сложить, или все-таки не хотели?

Восьмого числа был у меня выходной. Я сама его себе сделала, поскольку заездов в этот день было мало, а выезды начинались девятого. И я, дура набитая, коза безрогая, сказала, что поеду со своими за город.

Погоды стояли предсказанные. То есть отличные. Правда, поскольку хотелось все же еще и выспаться, выехали мы отнюдь не рано, то есть около двенадцати часов. И направили свои стопы, то есть колеса, в сторону Токсово.

Сначала остановились около трамплинов. Их там, соответственно, два – один побольше, другой поменьше. И Слава поволок нас с Соньком на смотровые площадки. Ну я, знамо дело, иду конечно, хотя и понимаю, что посреди трамплина если я поскользнусь в своих говнодавах, мало мне не покажется, и мы с моим артрозом на пару попадем не на Олимпиаду, а в больницу, но молчу, как партизан на допросе. Сонька тоже идет, но все время пытается упасть на колени и поползти. «Ничего, - говорю я ей,- рыба моя. Вот в молодости твой папаша меня на питерские крыши наклонные, тоже на смотровые площадки, повел, несмотря на десятисантиметровую шпильку. А я пошла, следовательно, дура. Ну, да никто этого и не скрывал». И вот, наконец, когда эти два ненормальных, то есть мои старшенький и младшенькая, полезли на смотровую площадку, я умостилась на лесенке где-то посредине семидесятиметрового (маленького) трамплина.

(Кстати, забыла сказать, пока мы туда доползли, нам пришлось пройти под тремя подъемниками. Что за жизнь… Я не люблю аркады. Аркады, как ты знаешь, это компьютерные игры, где необходима быстрота реакции и скорость нажатия на клавишу мышки. А на тросах, которые представляют из себя эти самые подъемники, висят бугели. Это трехметровая палка с металлической тарелкой на конце. Тарелка подсовывается под задницу и лыжника втягивает наверх. Когда он отцепляется, бугель продолжает радостно раскачиваться с огромной амплитудой. И, соответственно, раскачиваются те бугели, которые едут вниз на противоходе, в ожидании новых лыжников. И между всем этим нужно проскользнуть, поскольку получить ломиком по кумполу абсолютно не хочется. Но мы проскользнули.) 

И вот тут появился тренер с детьми лет двенадцати-пятнадцати. Пока он с ними просто разговаривал, было еще ничего, но потом этот садист заставил младенцев надеть лыжи, забраться на самую верхотуру, а потом еще и прыгать оттуда. Мне стало плохо только от звуков. Знаешь ли ты, пупсик, какой звук издает пролетающий мимо тебя прыгун? Если учесть мое срединное положение, то я находилась как раз посередине между столом, с которого они отталкиваются и местом приземления. Один из молодых людей, которые стояли рядом, предположил, что это звук адреналина, выливающегося из ушей. Не знаю, не знаю, но когда сынишка этого молодого человека спросил, может ли папа так же, тот совершенно справедливо заметил, что забраться на трамплин он бы еще забрался, но умер бы там же наверху и наплевать ему на отцовский авторитет.

Полюбовалися мы этим зрелищем и поехали дальше.
Там есть такой полуцивильный горнолыжный склон, где Слава со товарищи на зиму арендуют комнату в домике. Наличие комнаты, конечно, греет душу, поскольку там тепло, можно выпить чаю, посидеть на мягком, посушить одежду и так далее. Слава радостно нацепил лыжи и поехал горнолыжить. Сонька взяла пластиковый поджопник и пошла рыть в снегу норы, типа она тушкан, благо снегу навалило – будьте-нате, примерно вам по пояс будет. А я стою, значит, и смотрю, как он там это горнолыжит. Довольно ловко, надо заметить. Кстати, я говорила тебе, что я патологически не люблю лыжи? Так вот, я не люблю их по-прежнему, а может еще несколько больше. И вообще, зимние радости меня не прельщают, поскольку я сильно мерзну. И мне противно, нерадостно. Ну да ладно, поперлась с семьей за город – терпи. Я и терплю. Это в свой, значит, выходной. Сама, значит, поехала, никто за руки не тащил. Дура, потому что. Люди там пытаются учиться делать это самое. Ну, о чем они стеснялись спросить. Скатываться, то есть, с горки. Вот это по настоящему маппет-шоу. Это меня немного развеселило, а также сознание, что этим занимается кто-то другой.

 Далее была страшная часть сказки. Сонька сказала, что хочет писать. А туалет там типа сортир. То есть, будка на улице, закрывающаяся на щеколду. А внутри очко. И не просто очко, а дырка, которая сделана для того, чтобы на ней сидеть, то есть на уровне подколенок. А к ней ступенька. Конечно, никто на этой дырке не сидит, дураков нет, поэтому вокруг дырки все обледенело и ступенька вся обледенела. Далее, следи за рукой – на Соне трусы, колготки и КОМБИНЕЗОН ПОД КУРТКОЙ!!! Бля, сказала я самой себе и сняла на всякий случай шапку, оставив ее снаружи. Причем, заметь, места там немного, а я в белой куртке, которая благополучно заполняет все пространство внутри сортира. А в руках у меня от ужаса подвывающий ребенок, который с обреченностью приговоренного к смертной казни карабкается по обледенелым ступенькам наверх и пытается не упасть в смердящее очко. Я борюсь с комбинезоном, вонь нестерпимая, а она так жалобно и совершенно безропотно мне говорит: «Мамочка, давай не будем здесь очень долго задерживаться.». Аж слезу чуть не вышибло по всем причинам сразу. Ну да ладно.

Откатался Слава на лыжах по фамилии горные, надели мы на Соньку лыжи по фамилии беговые и вышли в люди. Как ты думаешь, куда повел нас мой дорогой супруг? Правильно, на кладбище. Мы немножко прошли вдоль дороги, потом свернули, пару минут – и вокруг склепики, гробики и саркофагики. Тут надо заметить, что это было очень приятное времяпрепровождение. Погода прекрасная, времени около пяти часов вечера – закат горит, небо расцвечено в разные краски, быстрая ходьба под Сонькину езду не дает замерзнуть, вокруг опять же кладбище. Удовольствие было получено. Сонька меня поразила, поскольку дорога неровная, по холмам, а она так бодро скатывалась с них на лыжах – я бы давно села на пятую точку и дальше не пошла. Тем более, что начало темнеть, а склепики, гробики и саркофагики все не кончались. Таким вот образом, обретя в пути двоих лыжников, юношу и девушку, которые заблудились в этой прелести, мы дошли до лыжной базы динамо. Там Сонек гордо покатался на поджопнике, после чего мы как бы направились к машине. 

Это так просто сказать, да не просто сделать. Чтобы выбраться к дороге, нужно было преодолеть небольшой подъем. Небольшой настолько, что мне в дороге приходилось кое-где ползти на коленях и преодолевала я его минут двадцать. Мой нежный ребенок заявил, что она пойдет наверх елочкой на лыжах. И что бы ви думали, дошла ведь, а то что Слава периодически подпихивал ее под попу, так это мелочи. Подъем осложнялся тем, что сверху время от времени сваливались люди на ватрушках и с громкими матюгами равномерно распределялись по кустам, поскольку подъем не только крутой, но и извилистый, и пару раз посреди него растут деревья, которые неплохо было бы обрулить. Мимо меня еще пронеслось два горнолыжника и, кажется, один самоубийца на сноуборде. Но это произошло так быстро, что я, поскольку ползла на коленках и пыхтела себе под нос в снежок, с уверенностью этого сказать не могу. 

Потом мы еще немного прогулялись по поселку, где дачи. Вот там опять был эстетический кайф. Солнышко уже заехало за горизонт, оставив за собой желто-красную полосу, шапки снега на заборах, яблонях и крышах, да еще и фонари зажгли, а там они не как в городе – белые, а желтые. В общем, картинки получаются как я люблю на вышивках в стиле моего любимого Кинкейда.
Дошли мы почти уже до домика с переодеванием, как эти двое стали ныть, что им еще безумно хочется покататься на ватрушках, поэтому мы сейчас СХОДИМ В ТУАЛЕТ!!!, поедем на Северный склон и я смогу спокойно посидеть в кафе, пока они гробят себя на ватрушечной трассе. Затею с туалетом я решительно пресекла, поскольку повторить свой подвиг была не в состоянии, сказала им, что на северном сортиры теплые, с унитазами, туалетной бумагой и раковинами и мы отъехали.

Приезжаем на Северный, останавливаем машину, и тут я убеждаюсь в силе телепатии – несколько огромных рекламных щитов, на том, у которого приткнулась наша машина, нарисована кровать и написано огромными буквами -      ХОЧУ ДОМОЙ. Моя мечта осуществилась почти сразу, поскольку в прокат была такая очередь, что даже мой безумный муж не решился туда встать. Поехали, значит, домой.
 

 

Tags: автобиография, чтоб не забылось
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments