germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

Детство наше золотое - 5

Классу к шестому пионерский энтузиазм стал остывать. Причем не просто остывать, а с какой-то ужасающей скоростью. Правда, оставалась еще надежда на комсомол – вот, может быть, там можно будет вершить великие дела?

Хотя я прекрасно помню себя октябренком и тот душевный трепет, когда в третьем классе должен был совершится он – Прием. Как мы учили пионерскую клятву, законы пионеров, а также их обычаи. Правда, последний пункт – «Пионер не ругается, не курит и не пьет» выглядел несколько странно в наших светлых младшешкольных головах. В октябрятах было хорошо, у нас были звездочки из учеников и звездочки на передничках – у меня красивая, с ярко-рубиновыми пластиковыми лучами, в круглое окошечко посередине улыбался с фотографии щекастый кудрявый ангелок – Володя Ульянов. Но очень хотелось галстук и быть как Тимур и его команда
IMG_20150327_0079
И вообще, училась я в то время в городе на букву «П», то есть в Колпино, но, как особо выдающуюся кандидатку, принимать в пионеры меня привезли в Ленинград, в музей Ленина, нынче Мраморный дворец. А вот после торжественного приема папа повез меня в кататься на аттракционах, так что нужный градус праздничности был достигнут. Но время шло, а как Тимур никак не выходило. Дрова наколоть и воду принести было некому, а редкие старушки сами ловко перебегали дорогу, отмахиваясь от машин ячеистыми красными авоськами.

Вместе со взрослением стал чувствоваться во всей этой затее некоторый подвох.
IMG_20150327_0083
Дружного монолитного коллектива из класса не получалось, все мероприятия проводились из-под палки, на политинформации нужно было пробубнить что-нибудь об очередном пленуме политбюро, ирано-иракском конфликте, победе Рейгана над Картером, живописать жизнь и приключения польского профсоюза «Солидарность» с Лехом Валенсой во главе, а также забастовки в Англии и перевыборы на новый срок кровавого Пиночета.
О смерти Джона Леннона, Высоцкого и об антисоветских демонстрациях в Тегеране говорить не рекомендовалось.

Макулатуру мы послушно сдавали, вырывая из трясущихся родительских ручонок пачки газет (конечно, они бы их сдали во вторсырье и получили талончик на какого-нибудь Дюма или Дрюона). На субботниках не менее послушно сгребали листья и мыли парты.
IMG_20150314_0051
Но иногда… Иногда пионерские поручения были неожиданными и странными. Ничто не предвещало, за окном уже падал снежок начала декабря и для листьев был явно не сезон.

- Девочки! – наша классная, Лидия Ивановна, строго посмотрела в глаза сначала мне, а потом Наташке. – У меня для вас пионерское поручение! Вот, я даю вам тетрадку – в ней список будущих первоклассников, которые пойдут к нам в школу.
- Нужно пройти по всем этим адресам, удостовериться, что эти дети там живут и пойдут в нашу школу. И подписи, подписи родителей не забудьте, вот в этой графе. И еще, я вам рекомендую идти не сразу после школы, а ближе к вечеру, когда люди вернутся с работы.

Вот я сейчас вспоминаю и думаю – не, нормально, а? Двух девчонок отправить «после работы» по квартирам?

Но тогда ни капли сомнения не зародилось в наших буйных головах. Мы договорились, что после уроков разбежимся по домам, бросим портфели и лыжи (в тот день у нас была физкультура) и в пять встретимся на школьном крыльце.
IMG_20150313_0012
Шестнадцать пятьдесят. Уже темно. Над крыльцом школы качается желтый фонарь, гоняя туда-сюда стайки снежинок, половина окон не светится, как хорошо, что в проеме между домами замаячила Наташкина фигурка в бордовом пальтеце с белой кроличьей вставкой.
И мы пошли.

Сначала адреса по улице Олега Кошевого – нынче она Введенская, да и прабабушка моя так ее называла – самые близкие от школы.

Первый подъезд – высоченные сводчатые потолки, барельефы, покрашенные, как и стены, в темно-зеленый цвет, полуэтажи с отдельными лесенками. Пахнет хлоркой.
Внушительная  дубовая дверь долго не открывается, потом величественно отползает в сторону, а за дверью обнаруживается древняя бабулька, которая не сразу расслышала наше мяуканье про перепись первоклашек.

- Так это не ко мне. Заходите, я сейчас их позову.

Мы переминаемся на коврике у двери, старушка, шаркая, удаляется в полутемную трубу коридора, филигранно обогнув дубовый основательный буфет и вовремя нагнувшись под висящим велосипедом. Потом стук вдали, рев младенца и к нам с дробным топотом вылетает молодая веселая девица в рваном халате и одном тапке.

- Тьфу, так бежала, даже тапок где-то посеяла! – говорит она. – Давайте быстрее, что там у вас, а то у меня картошка сгорит.

Выясняем, что ее сынулька и вправду пойдет в нашу школу, она расписывается и мы с облегчением вырываемся наружу, с опаской поглядывая на пристроенную на гвоздике прямо над входом цинковую ванночку.

На улице слегка метет, холодно, граждане спешат домой с работы, волокут в руках сумки с продуктами. Под ногами мерзкие колдобины и каша, только иногда удается удачно прокатиться по раскатанному ледяному языку.

Следующий подъезд. Тут все гораздо хуже. Не одно поколение кошек и алкоголиков орошало его стены. Дополнительную парфюмерную нотку вносят баки для пищевых отходов, стоящие между всеми этажами. Мимо баков мы не проходим, а пробегаем – интересно, показалось или нет, что вон на том шевелится крышка?

В этот раз дверь открывают сразу – пузатый дядька с удовольствием соглашается расписаться в нужной графе, правда, при этом пачкает нашу тетрадку каким-то жиром с невытертых рук. Гадость. Замечает это, всхохатывает:
- И ничо! Вы меня, между прочим, от ужина оторвали!

Время идет, мы уже устали, а адресов еще много.

Следующий адрес – улица Зверинская, дом 19. Тащимся на Зверинскую. Так, дом 15, дом 17а, дом 17 б…. дом 21, потом 23 и далее. Девятнадцатого дома нет.

Нет, когда пропадают квартиры – нас это уже даже не удивляет. В Петроградском районе своя нумерация и своя атмосфера. Например, одна моя подруга жила на первом этаже, в 71 квартире. Рядом с первой. И вообще, может быть так – на первом этаже 21, 22 и 56, на втором 37, 38 и 90. А на четвертом какая-нибудь 1 «А». Чего удивительного-то?

Но искать адреса в такой обстановке очень непросто. Мы повздыхали и проходными дворами углубились внутрь дома. Потому что запросто так бывает – огромный дом в череде других огромных домов, заходишь во двор – а там какой-нибудь двухэтажный флигелёк притаился –бывшая конюшня или прачечная с оригинальным номером. Поблуждав по лабиринту внутренних дворов, шарахнувшись пару раз от возникающих ниоткуда кошек и жителей, выбираемся на улицу. Правда, не на Зверинскую, нас выносит на Блохина.

По идее, Зверинская, 19 – это бомбоубежище, закрытое с незапамятных времен. Но на нем табличка – Любанский переулок, дом 2. Значит, не то.
Так мы этот адрес и не нашли.

На следующий день в школе отдаем тетрадку классной.
Лидия Ивановна поджимает губы:
- Девочки, надо быть аккуратнее, вон как листы заляпали, вы что, сковородку на тетрадь ставили?
- Да это один дядька…
- Ничего не хочу слышать. У аккуратных людей таких эксцессов не случается. И вот, пустая клетка – никого дома не было? Да не поверю – вечером, в будний день!

Короче, плохо мы выполнили пионерское поручение. Некачественно. А дома 19 на Зверинской действительно нет. Он есть на улице Зверинской, но в Петергофе, а до Петергофа мы как-то не дошли.
IMG_20150314_0004
Tags: детство золотое
Subscribe

  • Мы - связисты (2)

    Второй юноша был гораздо гораздее. В смысле, говорливее, веселее и, что уж говорить, симпатичнее. Он сидел на краю кафедры, рассказывал разнообразные…

  • Мы - связисты (1)

    Николай Александрович, сделав значительное лицо, проверял у нас качество пошива ватно-марлевых повязок. Повязки, надо заметить, были так себе.…

  • Давайте выпьем, господа.

    Как-то так получилось, что в моем золотом детстве мы никогда не ездили отдыхать втроем. Типа, папа, мама и я . Обязательно собиралась компания,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • Мы - связисты (2)

    Второй юноша был гораздо гораздее. В смысле, говорливее, веселее и, что уж говорить, симпатичнее. Он сидел на краю кафедры, рассказывал разнообразные…

  • Мы - связисты (1)

    Николай Александрович, сделав значительное лицо, проверял у нас качество пошива ватно-марлевых повязок. Повязки, надо заметить, были так себе.…

  • Давайте выпьем, господа.

    Как-то так получилось, что в моем золотом детстве мы никогда не ездили отдыхать втроем. Типа, папа, мама и я . Обязательно собиралась компания,…