germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

В одной Черной, черной Гории... (3)

Выехали пораньше – в семь, с диким желанием ухватить хоть кусочек прохлады, однако обломались. Даже в рассветное время не прохладно. Жарко там на рассвете.

Маршрут мы себе наметили, Слава посадил меня вперед, Соньку назад, в руках у меня планшет и мы начинаем отъезжать от дома.

Мамочки! Мы вчера тут, конечно, ходили пешком, но когда все то же самое проделываешь на машине – толстой, широкой, раскорячившейся всеми зеркалами и с трудом пролезающей в дырки поворотов – это страшно. Тем более, что автомобиль при этом шуршит по дороге с наклоном градусов в тридцать. А то и больше.

Пока мы спускались, не дышали, пожалуй, все. На финише я закричала, что я наконец-то поняла, как удачно я вышла замуж – сама я в такой ситуации, конечно же, села бы за руль, но путь мой можно было бы определить по часто лежащим аккуратным кирпичам.

Наконец-то, он. Оперативный простор. Хотя странно называть оперативным простором, напомню, узкую двухполосную дорогу, идущую по горе.

По пути к повороту на Цетинье (это опять-таки у Будвы), проезжаем уже знакомые места. И просто не может отказать себе в радости еще раз полюбоваться на Святой Стефан уже при дневном свете.

IMG_3746.JPG

Потом опять мимо пронеслись Рафаиловичи (привет, Танька!) и вот мы уже делаем поворот оверштаг и машинка наша начинает взбираться в гору, утро перестает быть томным.

В Черногории смешно – воздух влажный, морской, поэтому величественные картинки, которые нам показывают, определенную четкость имеют только на переднем плане. Все, что чуть дальше в туманной дымке. Мне все время приходилось ловить себя на желании настроить резкость.

Чтобы мы проснулись и взбодрились, дорогое Провидение сыграло с нами шутку. В первом же скальном проезде Слава забыл, что мы едем на автомате и выжал сцепление.

IMG_3786.JPG

Машинка бодро попыталась встать на рога, сзади истерически забибикали, мы с Сонькой громко ойкнули, но ни одна не матюгнулась (горжусь собой!), поэтому пришлось остановиться и выйти, чтобы продышаться , а заодно полюбоваться на открывающиеся виды. Виды того стоили! Внизу, у моря, начинали жить утренней жизнью Бечичи, солнце набирало обороты, море и небо на пару синели как могли, воздух был чист.

Вот что, скажите мне, мы знаем о Черногории. До поездки я вообще ничего не знала – ну, кусок Югославии. Черногория вообще даже десятилетнего юбилея не справила, как государство образовалась только в 2006 году. Однако история у нее богатая – Черногория в 11 веке была сначала Дуклей, потом Зетой, а потом, простигоподи, Рашкой.

Цетинье основал как город Иван Черноевич в 1485 году из тактических соображений выбрав место в горах и с речкой. Но место было не пустое, там уже было пастушье поселение. И прям еще в 15 веке они себе соорудили на месте погоста церковь из чего под рукой было у пастухов-то. А нынешний вид Влашская церковь приобрела в середине 19 века, когда ее уже красиво построили из кирпича и забацали оградку из стволов турецких винтовок. (прочитать-то мы это прочитали, но самих стволов не видели. Наверное, их просто переплавили – ограда там совершенно обычная.)

Вот когда Иван Черноевич основывал Цетинье, он же там же и заложил монастырь Рождества Богородицы – тот самый известный Цетинский монастырь, который святыня и делает Цетинье духовной столицей Черногории. И не только духовной – Цетинье официально, согласно Конституции, наравне с Подгорицей, одна из двух столиц Черногории, не зря же там располагается резиденция президента и министерство культуры страны.
С монастырем тоже все не просто - после постройки в нём была размещена кафедра Зетской епархии. В 1692 году монастырь был разрушен до основания турками, затем был заново выстроен владыкой Данилой на месте недалеко от своего прежнего положения. Новый монастырь был построен из старых камней и получил пластину с печатью Черноевича. Типа, не дрейфьте, ребята, это тот же монастырь. В 1714 году монастырь вновь был сожжен турками и был восстановлен в 1743 году черногорским митрополитом Саввой II Негошем. Был отстроен несколько раз, последний раз — в 1927 году.
Короче, вот так и жили – отстроились – подожлись – отстроились. Как и у каждого монастыря, у Цетинского есть свои реликвии – например, Десница Иоанна Крестителя. Не, ну как, не целиком, конечно. Потому что мизинец в Стамбуле, а безымянный палец – в Сиене. Хотя тоже не факт.
Когда тело Иоанна Крестителя было похоронено в Самарии, евангелист Лука собирался домой в Антиохию и возжелал забрать похороненного с собой. Но добрые самаритяне выдали ему только правую руку.
Ну и дальше десять веков в Антиохии выносили десницу в крещенский сочельник и она им там указывала – голод или урожай. Сжималась или разжималась. Да простят меня верующие, очень напоминает день сурка.
Потом у Десницы был долгий и интересный путь – ее возили из города в город, из государства в государство, ее принесли в Царьград, в Святую Софию. Царьград захватили турки и турецкий султан преподнес ее в качестве сувенира магистру мальтийского ордена. В 1799 году, спасая мощи от Наполеона, их привезли в Россию, где они и находились следующее столетие. После революции 17 года у руки состоялся тур – Эстония-Дания-Германия-Югославия. Где-то в Югославии она попала в руки спецслужб и опять нашлась только в 1993, уже в нашем Цетинском монастыре.
В Цетинье мы въехали нечувствительно и поставили машинку в ближайшую тень. Рядом с очень интересным домом.

IMG_3832.JPG

Дом безмолвствовал и не подавал признаков жизни. Но я потом уже прочитала, что там находится Цетинская библиотека, а строилось это здание в начале 20 века как французское посольство, французским же архитектором. А то смотрю – экий модерн неожиданный, весь в разноцветной плитке!
Мы и думать не думали, а оказалось, что припарковались прямо в нужном месте – тут тебе и посольство, и памятник , и церковь (пойдем посмотрим).

IMG_3835.JPG

Видите, тетенька с мечом? Так это монумент «Дух Ловчена». В начале Первой мировой войны черногорские эмигранты, живущие в Америке собрались и двинулись защищать Родину. Но не доплыли – корабль затонул. Вот им памятник и воздвигли.
Мы с разных сторон обошли монумент и нас тут же потянуло к маленькой церквушке за ним. Табличка на входе «Церковь Влашка». Ба! Так вот же оно, старейшее здание в Цетинье. Сначала мы старательно осмотрели то, что вокруг. Я косила лиловым глазом на ограду, которая должна быть сделана, согласно путеводителю, из 1544 турецких трофейных ружей. Ну не знаю, не похоже, ограда как ограда. Интересно, что внутри.

Внутри было неожиданно. Из темноты церкви к нам выбежал смотритель. Я думаю, что он инопланетянин. Если бы он жил в другое время, ему была бы прямая дорога в цирк, где «Юлия Пастраны – двоюродная внучка от облизьяны» и тому подобные персонажи. Ощущение было такое, что кто-то с удовольствием рубил ему голову топором, а потом все это небрежно сляпали обратно. Бугристый череп с редкими волосами, очень широко расставленные глаза, странной формы нос и рот и при этом совершеннейшая доброжелательность и позитив. По-русски он почти не говорил, но «Нет санкциям!» и «Россия – братья!» повторил несколько раз. У меня и фотография есть, но я вам ее не покажу, уж больно он и на фоточке страшненький, а личного обаяния через фотографию не передашь.

Славянские языки похожи, поэтому мы поняли, что зовут его Миле, ему 75 лет и он всю жизнь работает в этой церкви служителем. Нашему приходу он чрезвычайно обрадовался и по мере наших возможностей понимания, рассказал о своей церкви. И что она была основана в 1450 году. И что Влахи – это пастухи. И про турок. И про намерения Николая II возвести в Цетинье церковь (Острожский монастырь он уже построил на личные средства).

Мне, вот, например, очень иконы понравились на стенах. Прям такие они, в отличие от русских скорбных ликов с мешками под глазами, радостные, открытые и наивные.

IMG_3842.JPG

Так, на иконы полюбовались, открыточку купили (нет, Миле не сильно настаивал, но что-нибудь приятное ему сделать хотелось), все, что нужно сфотографировали. Напоследок, как бы ни отбрыкивались, нас угостили мятными леденцами, пригласили приезжать еще и помахали рукой по широкой амплитуде.
Можно теперь и к Цетинскому монастырю двигать, понималки для определения направления нам хватило.
Цетинье очень похож на небольшие европейские городки, мы видели такие городские пейзажи и в Литве и в Испании – отсутствие народу на улицах, низкоэтажные разноцветные домики и тишина…

IMG_3952.JPG
IMG_3953.JPG

Наши надежды на то, что в Цетинье будет попрохладнее, не оправдались. Попрежнему стояла удушающая жара, единственное облегчение было в том, что на солнце периодически наползали облака. На температуру воздуха это не влияло никак, но давало небольшую передышку.

Городок маленький, поэтому до монастыря мы дошли минут за десять. Монастырь под Орлиной Горой был хорош – он был правильный, несмотря на новодельность.

IMG_3880.JPG

Оставляющий ощущение твердыни, крепости, несущей функцию защиты не только духа, но и тела. Большой, каменный, очень спокойный и, в тот момент, когда мы подошли, практически безлюдный. Только священник о чем-то говорил с велосипедистом под вековой липой, да какой-то молодой человек читал книжечку под другой.
А потом – потом пошли русские туристы. С нами во главе. Откуда-то образовались и подтянулись. Я уже давно перестала различать национальность туристов, но, судя по тому, что дам на русском просили прикрыть плечи, а мужчин – голые коленки, я не ошибаюсь.

Десницу Крестителя нам не показали. Как и другие реликвии. Они были сложены в гробницу с мощами Петра Цетинского, сама рака находится справа от иконостаса и открывает ее специальный монах, но только для групп паломников. Ну и правильно, не настолько мы воцерковлены, чтобы это было обязательным пунктом программы – мы же не Карл Великий, в конце концов (это он был большой любитель и коллекционер, так и норовил у мощей какой-нибудь палец отломать, а на Деснице и так двух не хватает). Слева от иконостаса икона с изображением Святого Семейства Романовых – до сих пор их в Черногории уважают и любят, не зря Николай Александрович так финансово вложился в восстановление храмов, а уж Десница вообще попала в Черногорию стараниями Великой княгини Ольги Александровны. Фотографий оттуда нет, на территории монастыря фотографировать категорически запрещено.


В церковной лавке у входа расслабленно расположились два монаха, беседующих о своем, монашеском. Периодически они отвлекались на паломников, азартно заполняющих бумажки «За здравие» и «За упокой». На окне были приляпаны правила заполнения бумажек - имена только близких родственников, в полной форме, не более пяти штук. Денег кто сколько даст. Монахи правили формы имен – «пишите – Иоанна!» и бросались обратно на стулья.

Третий монах бдительно следил за коленками и декольте вновь прибывающих паломником.
В лавке, кстати, кроме православной атрибутики и сувениров типа брелоков со святыми, еще и набор в виде травяных чаев, настоек, а также кремы и мыло на все случаи жизни. Монахи делают.

Свечи ставят на улице, во дворе – там под навесом расположены поставцы, стоящие в воде.

Совсем снаружи, слева от входа – источник, очень это правильное дело, особенно в такую жару, вода вкусная и прохладная. А рядом в стене табличка, там , по моим ощущениям, на транслите, написано, что в 1875 году тут был основан первый филиал Югославского Красного Креста.

Я уже писала, что у черногорцев с транслитом все в порядке? Что по государственным канонам можно писать и латиницей и кириллицей и это не считается ошибкой? Ну, вот они и пользуются. В одной фразе, в одном слове можно встретить все разнообразие, жалко, иероглифы в серединке не рисуют.
По широкой мощеной дорожке уходим от монастыря мимо странного здания со стеклянными стенами. Что там внутри – не видно. Но если подойти поближе, закрыть лицо ладонями и упереться носом в стекло – то да, можно увидеть странное. Мы даже не сразу поняли, а потом, такие :
- А-а-а-а! Так это же черногорский ландшафт!
Идем дальше – О! Где-то мы похожее уже видели.

IMG_3912.JPG

А что это? Церковь, почти один в один Влашка, причем не просто так стоит, а прямо на руинках с коринфскими колоннами. Как нам поведала табличка над входом, почему-то на русском языке:
СЕЙ СВЯТЫЙ ХРАМЪ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТЫЯ БОГОРОДИЦЫ
ВОЗДВИЖЕ БЛАГОВЂРНЫЙ ГОСУДАРЬ КНЯЗЬ ЧЕРНОГОРСКIЙ
НИКОЛАЙ I. ПЕТРОВИЧЬ НЂГОШЪ ВЪ ЛЕТО ОТ СОТВОРЕНIЯ
МИРА 7394 ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 1886 НА ОСНОВЂ
БЫВШЕЙ ЗДЂ ЦЕРКВИ СОЗДАНЂЙ БЛАГОВЂРНИМ ГОСУДАРЂМЪ
ЗЕТСКИМЪ ИВАНОМЪ ЧЕРНОЄВИЧЕМЪ

Понятно – Дворцовая церковь Негошей. А вокруг руинки старого монастыря. Мы, конечно, кинулись посещать. Церковь маленькая, очень светлая, в ней гробницы белого мрамора - Николая 1 Негоша, его жены Милены и двух детей.
Негоши вообще странно себя вели. Все королевские династии как-то норовили хорониться в семейных склепах, ну или хотя бы на семейных кладбищах. А этих все тянуло похорониться в оригинальных местах.
Митрополит Данило – вон, над монастырем, в высоте, видна могилка.

Вот она
IMG_3899.JPG

Петр 1 – в монастыре, как мы знаем
Петр Второй – на горе Ловчен.
Мы с Сонькой осмотрели церковь и вышли любоваться руинками.

IMG_3916.JPG

Слава застрял где-то внутри, пришлось отправить дочь проверить, что он там делает. Тут и сам нарисовался, говорит – свечку ставил, чтобы бесов из тебя изгнать. Это из меня-то. Это он-то! (Хованов, как известно, атеист, вампир, поэтому и выглядит в свои сорок семь как студент третьего курса. И крови он из меня за двадцать лет попил – огого!).
Еще чуть-чуть пройтись – и мы перед Бильярдой.

IMG_3923.JPG

Два этажа, семь маленьких окошек и дверь, подобие крепостной стены, круглая башенка в конце – дворец кажется миниатюрным. Ну все равно, надо же посетить – и мы заходим внутрь. Внутри довольно прохладно и тихо – кроме нас туристов не наблюдается. За стойкой девушка предпенсионного возраста и интеллигентный дяденька в очках лет шестидесяти пяти. Здороваемся.

Дяденька выходит из-за стойки и, узнав, что мы из России и жаждем осмотреть Бильярду, на прекрасном русском языке произносит: «А, ну тогда я вам сейчас расскажу экскурсию.»
И начинает последовательно, по залам, рассказывать, что же мы увидим на втором этаже, где и находится экспозиция.
Бильярда, она же дворец очень уважаемого черногорцами Петра Второго Петровича Негоша, называется так неспроста. Петр Петрович, в отличие от многих своих предшественников, был человеком хоть и горского телосложения (косая сажень в плечах и рост за два метра), но совершенно европейского менталитета. И, бывая в России, старался всячески убедить окружающих в том, что он не кровожадный дикарь, а цивилизованный правитель. К бильярду, кстати, Негош пристрастился в тех же Европах. И поэтому в одноименном дворце стоит экспонатом стол, правда, странный, без луз. Как они в него играли?
В чем-то очень похож Петр Петрович на Петра Великого. Оба хотели все, могли все, интересовались всем, однако, если Петр Великий рубил бороды и порол кафтаны, Петр Второй, решая задачу объединения племен, сам с удовольствием ходил в национальной одежде и приветствовал ее использование.
В Черногории в королевские обязанности входила еще и работа митрополита, светская и духовная власть сосредотачивалась в одних руках. Но службы Негош проводил нечасто, предпочитал писать стихи или песни вот еще . Одно из его произведений – «Горный венец» - героическая поэма, известна еще и под названием «Сербская Илиада»,(ее экземпляр вы можете увидеть в третьей комнате, она же библиотека).
У нас в Эрмитаже есть, как говорят туристы, «чучело Петра Первого», в Бильярде только стул. В смысле, трон. Посмотришь на этот трон – действительно, Негош был габаритным мужчиной.

Дальше мы мысленно вместе с экскурсоводом переходим в следующий зал, рассматриваем национальные костюмы, оружие, письменный стол и принадлежности.
- Когда дойдете до конца, то можете спуститься вниз по лестнице – там туалет (почему-то шепотом сообщает смотритель). Ну, а вернуться обратно придется тем же путем. Хорошей экскурсии. – и он машет нам рукой по направлению к лестнице.
Хе! Ну не зря говорили про черногорскую лень – вот вам экскурсия по-черногорски. И не надо тащиться по жаре на второй этаж, переходить из зала в зал, ждать зависающих над экспонатами нас.
Поднимаемся. Длинный-длинный коридор, с одной стороны комнаты гребенкой, с другой – окна с закрытыми ставнями. О, стало понятно – эти несчастные семь окошек – это торец длинного здания, а стена с башенками огораживает внутренний двор с садом. Экскурсовод оказался отличным – мы опознаем почти все экспонаты.
Во втором зале любуемся стоящими рядом бюстами каких-то черногорских правителей. Вернее, даже не любуемся, а пытаемся найти в них хоть какие-то отличия, ведь на табличках под ними написаны разные имена и фамилии. Крупные, нахмуренные, суровые лица с острыми скулами, большими крючковатыми носами и густыми усами. Может, они все-таки одинаковые?
- О! – восклицает Сонька, - Это разные люди!! Смотрите, у одного между бровей две складки, а у второго одна!
И действительно. И как же разительно отличаются эти мрачные черногорцы от портрета Петра Петровича Негоша - он такой же большой, внушительный, но лицо у него не нахмуренное, на нем читается и то, что он поэт, и то, что он философ.
Мы стоим в следующем зале, рассматриваем грамоты, выданные Петру русским царем Николаем Первым, черногорскую казну в виде не очень-то и большого кованого железного сундука с клепками, и тут в полной тишине раздаются размеренные тяжелые шаги. Выглядываем в коридор – в дальнем конце из полной пустоты вдруг материализовывается Негош в митрополитском облачении, приближается, приближается, не доходя до нас сворачивает в какую-то комнату и исчезает.
Брррр. Во шутники-то, а? Здорово!
Во дворце забыть про Россию нельзя. И Горный венец что-то напоминает. И почерк в рукописи изысканный и что-то напоминающий. Кстати, вот и автор того, что он напоминает – на стене копия портрета Нашего всего кисти Кипренского прям как в учебнике литературы за 5 класс.
И то, что сама Бильярда построена на русские деньги русским архитектором (не знаю, кстати, что за архитектор, но, как по мне, хреновенький, видимо, недоучка).

Живопись на стенах – так себе, не впечатлила, гораздо интереснее были предметы быта, костюмы, грамоты и фотографии. Так и не встретив больше ни одного любопытного, возвращаемся к Борису (ударение, как и положено, на первом слоге) и перед выходом Слава начинает его пытать на тему карты местности и тыкать в него планшетом. Мы собираемся в Ловчен, но, судя по карте, возвращаться из Ловчена нам придется опять через Цетинье, другой дороги на карте нет.
Борис обеспечивает нас картой, очень радуется, что мы хотим посетить мавзолей и, поправляя очки, сообщает, что дорога есть, вот она, эта тоненькая прерывистая ниточка на карте. И поворот около торговцев медом.
- Мы там проедем?
- Да… - голос его звучит не очень уверенно, - наверное. Только не быстро и аккуратно.
Выходим из Бильярды, на площади Революции (она же Дворцовая) революционно багровеет дворец короля Николы, а посреди нее стоит, закинув голову к небу, основатель города Иван Црноевич и совершенно не хочет смотреть на указатель, где написано, что до Эрмитажа 2078 километров.

IMG_3932.JPG

Так, теперь надо бы перекусить перед долгой дорогой. Народу в городке мало, а вот забегаловок много. Садимся на улице, заказываем «мешано месо» - во всех путеводителях советуют его попробовать. И правильно советуют, потому что это блюдо на троих и можно сразу попробовать разнообразные черногорские мясные изыски.

Удивительно, но, по сравнению с побережьем, здесь очень дешево. Вода, сок, лимонад, кофе, салаты, мясное ассорти, хлеб – и все это за 20 евро на троих.
К столу подходит местный кабысдох – двигается медленно, жарко. Благостный Хованов, медленно шевеля пальцами ног под столом, – он не выдержал и снял кроссовки – бросает кусок чего-то мясного. Собакен задумчиво сжирает и валится на бок в тень от куста периодически лениво взглядывая, не собрался ли Слава кинуть ему что-нибудь еще.

За столом напротив сидят две стройных нежных черногорских девушки, разговаривают между собой сиплыми низкими голосами и с успехом уже утрамбовали в себя по порции того-самого «мешаного меса», которое нам на троих, и влили по кружке пива, полируют салатами.

Молодому человеку за столиком на одного принесли пиццу. И тоже пива. Мне было интересно, справится ли он с пиццей диаметром 40 см (я точно знаю, столики там были 50 х 50, а кроме пиццы на стол в углах влезала только кружка и пепельница). Не, нормально, когда мы уходили, он заказывал что-то еще.
Отяжелевшие, но довольные, двигаемся к машине. По старинному городу, мимо питьевого фонтана Милицы Романовой, к накалившейся за время нашего отсутствия машине.

IMG_3848.JPG IMG_3955.JPG
Tags: черногория
Subscribe

  • Родопи, розы, Сълнчев бряг - 24

    Вот он и наступил, наш последний день. Отъезд у нас вечером, поэтому нужно один из номеров продлить до полуночи. Решили наш, потому что у нас и…

  • Родопи, розы, Сълнчев бряг - 23

    Ну, вы же понимаете, я же вас предупреждала, что шопперы из нас никакущие, а время не ждет – поэтому 31 августа у нас было расписано следующим…

  • Родопи, розы, Сълнчев бряг - 22

    На следующий день потеплело, но первый же выкинутый наружу взгляд вернулся с образом штормового моря. А нам же на пляж! Ну ладно, все равно берем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments