germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

Московские каникулы

В Москву я собиралась заранее. И готовилась.Билеты взяла, какие хотела, а приютить меня обещалась прекрасная Машка, которую я почему-то зову иногда Мари. Наверное потому, что еённая старшая дочь вся занимается французским языком.

Маша тоже готовилась к моему приезду заранее – так расставила свои дежурства в клинике, чтобы освободить три дня и предаваться разгуляеву со мной на пару. Даже с мужем договорилась – мол, дорогой, дети на тебе, а нам тут, девочкам, надо. Муж – благородный, прям как мой, согласился даже не сопротивляясь.

Но мы полагаем, а жизнь располагает. Когда я с чемоданом наперевес спускалась вниз на своей Василеостровской по пути к вокзалу, раздался звонок.
- Галка, у нас тут... (связь прерывалась, я не услышала половину), но ты не пугайся, просто я чуть задержусь, к одиннадцати не успею, тебе придется меня подождать.

Даже смешно, подождать-то это я умею совершенно без напряга. Это вам не работать. Тем более, то мероприятие, ради которого я ехала в Москву и на которое мы обе собирались, начиналось в шесть. Времени – вагон.

- Мари, не парьте мне мозг, решайте проблемы, появишься дома – позвони! – бодрым павианом, перекрикивая гул метропоезда, проревела я в трубку.

И поехала себе. До поезда добралась без приключений, в поезде тоже – а какие там могут быть приключения, через пять минут после отправления я уже дрыхла без задних ног, потому что помните же, как я хорошо веду себя в транспорте. Транспорт тронулся – я сплю. Исключение только автомобиль. И то, только когда я за рулем. Если не за рулем – сплю.

Столица встретила меня как-то неприветливо. То есть, дождем. То есть, проливным. Стеной. Хорошо, что живу я в Питере, поэтому зонтик у меня есть с собой всегда. Я вздохнула, закатала штаны до колена, похвалила себя, что на ногах кожаные кроссовки, а не босоножки, и поплыла.

Московское метро в очередной раз поразило меня несколькими вещами. Разными. Примеры отрицательные – первое, в вагонах воняет бомжами. Где-то поменьше, где-то побольше, но в каждом вагоне это амбре присутствует. Второе – это какой-то рок. Ну никогда в московском метро не дадут народу выйти на нужной ему остановке. Как только двери открываются – люди тут же начинают заходить. Не глядя ни на что. Мало ли, кто там выйти хотел – ну, не вышло, чо уж.

А вот зато примеры положительные – вот, например, таблички, которые висят в середине перрона или у конца эскалатора и показывают, что поезд справа идет до станций таких-то и таких-то, а слева до других-то далее по списку. У нас, в культурной, не побоюсь этого слова, столице, какой-то мудель ввел новшество. И на этих табличках пишут только названия конечных станций. Например, садишься на Восстания, а там на табличке только два пункта – Девяткино и Проспект Ветеранов. А если мне, например, до Кировского завода или до Лесной – то сама догадайся, в какую сторону тебе ехать.

Второй положительный момент – видимо, я или прекрасна как регулярная армия, или, наоборот, представляю собой слишком жалкое зрелище, но ни по одной лестнице метро я свой чемодан ни подняла, ни спустила. Пробегающие мимо доброхоты отбирали у меня мой чемодан и быстренько докидывали его до конца лестницы. Святые люди, дай им бог здоровья и лучей счастья!

Доехала я до нужной станции метро, выползли мы с чемоданом опять под проливной дождь, нам не понравилось и мы засели в кафе. Кофе выпили, народу разному позвонили, в общем, проводили время с пользой и приятностью. Периодически беспокойная Мари сообщала мне, что она задерживается – дело у нее было важное, невеселое, ответственное и на машине.

Наконец, она в трубку прокричала:
- Галка, я уже в пяти минутах, подходи к воротам, у нас мало времени.

Чего мало я не очень поняла, но побежала, громыхая чемоданом по лужам.

Надо сказать, что я ехала в медицинскую семью. Как положено, в ней был гинеколог (но это была не Маша, а муж ее, Рома) и реаниматолог (а вот это уже сама Мари). Когда-то я спрашивала у себя в дневничке, не знает ли кто в Питере приличного хирурга, потому что мне нужно удалить на спине одну давнюю хрень – с виду безобидная липома причиняла мне мучения и страдания. Хирурга в этом семействе, как вы поняли, не было. Но!

- Галка, я договорилась, бросай чемодан, - сейчас мы поедем в клинику, там тебе все вырежут. - Машка была строга, но в туалет забежать разрешила.

Моих робких «может, не надо, и так времени не очень много, а нам еще на мероприятие идти» она просто не слышала. Запихала меня в машину, проверила, чтобы я пристегнулась и рванула пробиваться по пробкам.

В клинике мы как пуськи сели около кабинета ждать, пока доктор освободится. Машка страстно желала меня развлечь:
- Ой, Галка, я тебе сейчас фотографию одного своего больного покажу! – и давай в телефоне рыться.
Ну чо, показала. Фотографию, ага. Правда, это был рентгеновский снимок черепа с пятисантиметровым дюбелем ровнехонько посередине. Я с интересом посмотрела.

Тут в коридоре появляется большой дяденька в хирургической пижаме, строго смотрит на Машку и начинает ей выговаривать:
- Мария! Вы в реанимации или где? Тут стерильная зона, а вы тут сидите, (лицо его становится ехидным) сиськами трясете! Хоть бы бахилы надели!
Машка делает лицо ангела и говорит:
- Дайте, дайте нам, пожалуйста бахилы! (и, вслед уходящему человеку-горе) Мы их на сиськи и натянем...
Мужик взреготнул и окончательно вышел из отделения.

Тут нас и позвали. С момента нашего захода в кабинет до того момента, как я оказалась распластанной на столе, а у меня на заднице стоял лоток с инструментами, прошло минуты полторы. Добрый доктор сделал мне укольчик анестезии:
- Знаю, милая, знаю, укольчик неприятный...
- Доктор, но мне не больно!
- Лука-а-авая у тебя подруга, Машенька, лукавая. Сейчас мы ей тут все быстренько отрежем. А ты, детка, ручки обработай, будешь мне инструменты подавать.

Я лежу мордой в стол, доктор с упоением выкрамсывает у меня из спины лишнее и рассказывает, как он тут сходил на гастроскопию.
- Представляешь, Машенька, а Ванька мне все в рот свою анестезию псыкает и псыкает! Я ему говорю – не туда, мол, дурень, псыкаешь, а он не слушает. Уже вся пластмасса на зубном протезе обезболилась, пока до него дошло!
Сильно ржать мне нельзя, потому что тогда начинает дребезжать лоток с инструментами, стоящий на моей корме. Доктор уже занимается художественной штопкой, а Мари хватает пинцетом удаленное и подносит мне полюбоваться. И тут же убирает. Пришлось настоять на повторном показе, у меня же бабушка была врач, мне интересно, чего они там выпилили. По виду – это был мозг. Так что я теперь существо безмозглое, поэтому приятное.

Доктор все дошил и вот тут проявилось все его коварство. Он обратился к Машке:

- Ну, пока у нее ничего не болит, а к вечеру ты ей сделай укольчик обезболивающего, чтобы она нормально спала.

Надо рассказывать, что я весь вечер отбивалась от ответственной Машки которая, несмотря на совершенно замечательное мое состояние, пыталась вколоть мне что-нибудь прямо в меня?

Старшая дочь Соня, меланхолично наблюдая за этим, сказала:
- А вы думаете, зачем она в реаниматологи пошла? Вот-вот, чтобы безнаказанно тыкать иголками в еще живых людей!
Но мне удалось отвертеться! Максимум, на что я согласилась, это на то, что раз в пятнадцать минут Машка прыгала мне на спину, раздирала на ней одежду и наблюдала, не потекла ли повязка. К этому доктору страшно попадать в реанимацию, умереть спокойно точно не даст, вылечит, как ты не сопротивляйся!

После клиники и забирания младшего дитя из детского сада, времени до нашего мероприятия осталось совсем немного. Но мы успели красиво надеться, празднично накраситься и опоздали совсем немного, буквально на час.

Между прочим, эти люди - изумительная семья. Маманя, конечно, с синдромом тревожности – она даже мне на следующий день, который мы провели по отдельности, умудрилась прислать стотыщ смс:
- Галка, ты где?
- Галка, у тебя все в порядке?
- Галка, мы скоро будем!
Прямо как своей старшей дочери, я очень умилялась!
Дети в выставочном варианте – младшая эдакий егозливый ангел, старшая тоже ангел, но спокойный и уравновешенный. Отец семейства прямо как мой Хованов – седой пацан, ей-богу, ехидный такой, прям очень я таких люблю.

Короче, очень мне повезло с временно удочерившим меня семейством – и обогрели, и в баньке, и накормили, и лишний мозг удалили – ребята, спасибо вам большое!

Еще два дня я шлялась по Москве, при хорошей погоде, встречалась с разными хорошими людьми, получила массу удовольствия и очень хочу как-нибудь приехать еще!
Tags: лытдыбр
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…