germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:
Да... Что-то я запустила дневничок-то. Но на то очень много причин – во-первых, работает тот дневничок через пень-колоду, во-вторых, как-никак, надо было пережить новогодние праздники, а, в-третьих, я чего-то заболела.

Ну что, отмазок я себе нашла очень много, я теперь ни в чем не виновата, поэтому могу со спокойной совестью рассказать, как мы с Ховановым в конкурсе участвовали.

Напоминаю, все началось с того, что мне предложили очередной абонемент в танцевальную школу, причем не просто, а парный. Я долго пытала любимого супруга, как же мне поступить, наконец он посмотрел на меня тяжелым взглядом и сказал : «Покупай!».

Как мы пытались выучить композицию под руководством Димы, я уже писала. Не упоминала я только о том, как наш тренер эту композицию придумывал.

Итак, начало занятия, мы заходим в зал, встаем на привычные места. За нами, последним, впархивает в помещение Дима, полный музыки и энтузиазма.

- Ребятки, повторяем то, что мы уже учили в прошлый раз. Встали по местам. И-Раз-два-три-четыре-пять-шесть-семь-восемь...

Надо заметить, Димины «восемь» мало того, что отличались один от другого, так они еще и отличались от тех «восемь», которые были в прошлый раз. Нет, слов нет, все они, эти восьмерки, были ритмичны и музыкальны, но все подстроены под ту картину, которую рождал артистический Димин мозг. Поскольку в артистизме никто не сомневается, то картины все время менялись, они были гармоничны, но совершенно непохожи. Более того, его «восемь» иногда превращались в шесть или десять, но нашего тренера это абсолютно не смущало.

В процессе постановки того, что он желает видеть на сцене, у него появлялись идеи по поводу нашего внешнего вида. Первым заданием было добыть всем мужикам шляпы и темные очки. Мы добыли, чего, мы ж послушные. Добрые коллеги принесли мне для Хованова аж две шляпы, я их буквально не дыша донесла до дому, но через пару тренировок стало понятно, что шляпы – это исключительная авантюра. Дима так поставил танец, что при первом же взмахе рук шляпы должны были с большой помпезностью разлететься по сцене, поэтому с этими атрибутами пришлось проститься.

Дальше - больше. На все тренировки сходили только мы со Славой. Остальной народ хоть что-то да пропустил. Но нам же море по колено, поэтому мы были готовы ко всему.

И вот, наконец, пришел он – день нашего позора. Добрая Анька меня еще и приодела – сняла с родного ребенка выпускное платьице и выдала мне для появления на сцене. Так что позориться я должна была красиво – прям в фиолетовом атласном платье.

Приехали мы в дом молодежи Форпост, где должно было проходить мероприятие, заранее. Минут за десять до начала. Нашли одну из наших девушек в зале и пошли переодеваться. Где это делал Хованов – я не знаю. А вот я это делала на пороге гримерки.

Гримерка там есть, что есть, то есть, этого не отнять. Но она на шестерых человек, а в отчетном концерте участвовала примерно сотня, если считать два отделения. И эта сотня в гримерку никак не помещалась. Поэтому девы в разной степени раздетости-одетости были плавно размазаны по закулисью.

Дальше-больше. Ни одной репетиции, чтобы в ней были все четыре выступающие пары, нам провести не удалось. Один из молодых людей, которого мы жаждали увидеть на сцене, плотно угнездился за звуковым пультом. На балконе, откуда мы по очереди пытались его вырвать. Репетицию в четыре пары мы-таки провели, где-то в коридоре, в процессе отбивая ногами теннисные шарики (два юнца с азартом резались в теннис), правда одна из пар была половинчатой, нашего звукооператора вынуть с кичи не удалось.

Наше выступление началось неожиданно и скоропостижно.
Тот орел, который заменил нашего партнера, поставил песню не с начала. Первые восемь тактов в той музыке, которую мы использовали, очень похожи, поэтому несколько украденных тактов были критичны. Первая наша девочка начала не вовремя, я сбилась за ней, пришлось подстраиваться в процессе. Потом чуть заторопился Слава, а у нас же так – желание мужчины закон, поэтому мы ушли вперед от планеты всей. Но чуть-чуть. Потом вернулись.

Неожиданно нас подстерегала еще одна засада – места на сцене было в два раза меньше, чем в тренировочном зале, развернутся было трудно. И не просто трудно, а очень трудно.
Но, несмотря на это, мы преодолели бачатную часть и ударились в говностайл, чем очень порадовали публику в зале.

Сначала была, конечно, другая задумка – вторая часть должна была быть сальсовой. Но, как говорит Слава «сальса – это зло» и никто не смог эту мысль воплотить.
Короче, мы все оттанцевали, все оказалось не так страшно – три минуты позора – и мы свободны как ветер.

Дима посмотреть на это наше мероприятие так и не пришел...

А те, у кого есть вконтакт, могут насладиться этим ужасом:)))
http://vk.com/video-15485156_164252074
Tags: лытдыбр
Subscribe

  • неожиданно

    "И хотя все говорят, что эти штуки много лет работают, мне до сих пор не понятно, как здоровый мужик залезает в телевизор, а огромный и охренительно…

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments

  • неожиданно

    "И хотя все говорят, что эти штуки много лет работают, мне до сих пор не понятно, как здоровый мужик залезает в телевизор, а огромный и охренительно…

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…