germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

День третий. Барселона.Часть вторая

Саграда Фамилия – это глобальный проект. Приемное дитя Антонио нашего Гауди. Приемное – но страстно любимое.



В 1882 году церковь «Искупления святого семейства» начинал строить совершенно другой архитектор. Чуть-чуть поиграв, он отказался от продолжения работы и произошло привлечение к проекту нашего всего.

В юности Гауди был ярым антиклерикалом, почти таким же ярым, каким католиком стал в зрелые годы. Взгляд на концепцию построения этого культового сооружения у него был свой, гениальный, как и положено гению и недетализированный, как положено гению же. Задумав воплотить в своем творении весь жизненный пусть Иисуса Христа,

Гауди задумал три фасада: фасад Рождества, фасад Страстей Христовых и фасад Славы. До 1926 года, при жизни, был закончен только один – фасад Рождества.

Саграда Фамилия строилась, как и всякий народный проект, на народные же деньги, то есть на пожертвования. Поэтому и сроки строительства этого здания, мягко сказать, не очень определенны. Вот уже 130 лет живет она в лесах . Ее достраивают, достраивают и достраивают.

Гауди, создатель многофигурной композиции фасада Рождества, очень щепетильно подходил к подбору прототипов для своих скульптур. Сначала делалась гипсовая отливка предполагаемой фигуры, потом эта отливка на веревках поднималась на высоту, потом, если подходила, ее спускали, подвешивали на веревках и изменяли пропорции, проверяя с помощью системы зеркал, как это будет выглядеть наверху. Потом опять поднимали, проверяли и только после этого Гауди разрешал исполнение фигуры из камня.

А вот с гипсовыми отливками было весело. Животные (цыплята, индейки) усыплялись хлороформом, обмазывались жиром и с них быстро делали гипсовые отливки. Прекратилась эта практика только после того, как Гауди сделал отливку со своего помощника Рикардо, а тому потом заплохело. Несчастного осла вообще связали и подвесили, чтобы с него было проще снимать мерки.

Чтобы понимать пластику человеческих фигур, Гауди, по особому разрешению, мало того, что посещал все возможные вскрытия в медицинских учреждениях, так еще и приобрел в пользование скелет, скрепил его проволокой, одел в костюм и заставлял позировать в разнообразных положениях. А в медицинской школе Санта Круз делались слепки с мертворожденных младенцев (для сцены избиения младенцев Иродом), а отливки потом праздничными рядами висели под потолком мастерской.

«Все мы куклы Господа!» - утверждал мастер, к тому времени давно уже впавший в глубокий католицизм.
И вообще, все что попадалось ему в руки, шло в дело. Утром на территории стройки была найдена дохлая сова. Тут же, пока не протухла, была загипсована, сделали отливку и – пожалуйста! – она уже на фасаде.

Но, кому интересна информация про строительство собора – то ее, информации, в интернете очень много. 130 лет уже строят собор. Сколько будут строить еще - неизвестно. Во всяком случае, Гауди занимался строительством собора 43 года, а когда ему пеняли на столь длительный срок, отвечал, что «Заказчик не торопится!». Последние пол-года своей жизни Гауди жил на своей стройке, да и похоронен там же.

Смерть у него была непростой, как и жизнь. Задумавшись, Гауди оказался между двумя трамваями, недавно пущенными в Барселоне. Был травмирован, неопрятного старика в отрепьях и без документов извозчики не хотели везти куда-либо, опасаясь неуплаты. В конце-концов его доставили в больницу для нищих, положили, но помощь оказали в минимальном размере. Только на следующий день его опознал капеллан и ему предложили перевезти его в приличное место.
«Не надо, - сказал Гауди, - а вдруг они меня там вылечат?». Через день он скончался. Не стало несносного, грубого, агрессивного и негибкого человека. Художника, инженера, гения.

Совсем близко подъехать к собору оказалось невозможно. Мы остановились за пару кварталов и побежали через переходы, совсем примерно представляя себе, куда идем.

Эта громада неожиданно выпрыгнула на нас из-за угла, нависла своим Рождественским фасадом, подкинула наши взгляды к небу своими высокими и очень стройными башнями. Ощущение было только одно: «А!»
67.64 КБ
Моя несчастная пустая головенка, которую задурил, замучил и обманул авторитарный гений. На фасаде, который не окинуть одним взглядом, столько персонажей, столько действий, событий, времен. Столько деревьев, рыбок, птичек, деталей. Столько людей.

68.71 КБ 72.25 КБ
Вот стоишь там, тихо ахаешь и мечется мысль, и летает взгляд с фигуры на фигуру.

Слушать, о чем говорит Ади, совершенно невозможно. Группа в пятьдесят рыл сплотилась вокруг него, как панфиловцы вокруг политрука Клочкова у разъезда Дубосеково. Ровным фоном в уши вливался уличный шум, стрекот разговоров, из которого торчали некоторые слова Ади. По большому счету, они были и не нужны. Потому что можно, конечно, рассказать о замысле, концепции, годах постройки, но передать вот это странное чувство – когда собор сначала падает на тебя, а потом превращается в ракетодром и уносится в дальний космос – совершенно невозможно.

Огибаем собор и выходим к фасаду Христовых Страстей. О, тут все совершенно по-другому.
69.26 КБ
Тягостное, муторное ощущение. Фигур и деталей тоже много, но они все далеки от реалий жизни. Тут все – символы, все – аллегории и гиперболы, каждый знак – тайный. Правда, мне для пафоса, как всегда, не хватает веры. Видите, целуются два мужика, а змея не может закрыть рта от удивления? Не самом деле, это сцена поцелуя Иуды.

71.47 КБ
А это (и не пробуйте меня переубедить) целая компания Дартов Вейдеров в праздничных, формовых шлемах. И судоку вот еще, правда, решенное.
Понтий Пилат сидит, пригорюнившись.
70.24 КБ
А как ему не горевать с такой квадратной-то головой?
А вот опять инопланетяне, сцена второго падения Христа по пути на Голгофу.
50.05 КБ
Поскольку Святая Вероника держит в руках плат с Нерукотворным образом, то собственного лица ее лишили. С другой стороны от инопланетян стоит евангелист, он же известно кто – Антонио Гауди, скульптор Субиракс взял за образец фотографию маэстро.

Третий фасад, фасад Славы, где должна быть сцена Вознесения, закрыт. Поэтому его рассматривать проще всего.
59.94 КБ

У нас есть несколько минут и мы можем забежать в сувенирный магазинчик, где точно такие же саламандры, чашки и пепельницы, как и везде, разница только в том, что на них никогда не написано «сделано в Китае». Только «Сделано в Каталонии». Это мы тогда так подумали – и практически ничего в магазинчике не купили – нам показалось дорого и незачем. Сколько раз мы потом об этом жалели! Потому что именно в этом магазине я видела макетик Саграда Фамилии ровно для моего поставца. Не купила. Локти искусаны в кровь. Слава тоже там же лажанулся, решил, что такого еще будет. Не было. Не было, господа присяжные заседатели.

Собрав народ по сувенирным лавкам, Ади, подняв над головой золоченый трезубец, повел народ обратно к автобусу. Когда его спросили, почему именно трезубец, он ответил не без сарказма, отирая пот с загорелого лба: «Ну, если бы это был зонтик, это было бы по меньшей мере странно!».

Нас привезли на площадь Каталонии и распустили на три часа. Некоторое время мы решили потратить на еду и для тех, кто принял такое решение, был заказан комплексный обед в таверне рядом с площадью.

Лично я не ошиблась – туристическое питание, такое туристическое питание, поэтому среди всего богатства выбора всегда нужно заказывать рыбу. Лосось был прекрасен. В отличие от салата, например. Салат представлял из себя креативно нарванную и нарубленную траву с помидорами, луком и огурцами. Гаспаччо, который заказал Хованов, напоминал томатный сок «Моя семья». Очень удались булочки, вот тут слов нет – булочки были восхитительны неимоверно. Ну, и интерьерчик приятный.

Заморенные червяки сыто замолчали. Яна ускакала куда-то с молодежью, а мы двинулись к Готическому кварталу. И почти дошли, но тут нам на пути попался магазин Бершка, где у нас была срочная надобность – Соньке были нужны шорты. Пришлось зайти. Совершенно не специально мы выбрали такой путь по Улице Ангелов –очень бутиковой улице Барселоны – просто это был самый короткий нужный нам путь.

Мы отправили ребенка мерить и покупать шорты, сами пошлялись по магазину, ничего для себя интересного не нашли. Еще пара сотен метров – и вот он, дом Архидьякона, образующий почти единое целое с одной из сохранившихся римских башен. У подножия – металлические буквы – BARCINO. Так назвалось первое поселение, основанное, по преданию, Баркой, отцом Ганнибала.

62.38 КБ
Только мы обрадовались, что мы на Пласа Нова, как обнаружили, что Сонька забыла в магазине солнечные очки. Пришлось совершить разделение функция – Слава позировал у скульптурной композиции, я сидела на асфальте и ржала, а бедное дитя галопом понеслось обратно в магазин, добывать очки.
46.74 КБ
Мы уже вроде все поделали, а девочки все нету и нету.
«Надо вынимать Фокса с кичи!», - сказала я и пошла обратно, распихивая ангелов ногами.

Tags: испания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments