germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

Полярный ноктюрн (продолжение)



Пока мама пошла за шубкой, мне приходится стоять и пытаться не взопреть под частично надетой амуницией. Я уже знаю, что в этой ситуации лучше не двигаться, пока процесс не закончится. Тут что-то тыкается мне в плечо. Поворачиваюсь всем корпусом и нос к носу сталкиваюсь с улыбаюшейся черной рожей.
- Муха! Не толкайся. Гулять со мной пойдешь?
Кивать Муха, скорее всего, тоже умеет. Но тут она припадает на передние лапы и в знак согласия изо всех сил виляет попой и крутым колечком хвоста.

Муха – лайка. Наша, домашняя настолько, что ее пускают в дом. Тут редко когда пускают собак в комнаты, но эта на особом положении с самого начала.

Вообще-то она раньше была ничьей. Пока не понравилась папе и он коварно не заманил ее прямо в дом с помощью печенья и сгущенки. Эти два ингридиента в паре представляли из себя то, за что Муха готова была продать душу. Папа пятился к дому, раскладывая за собой кусочки печенья – вот так мы обзавелись домашним питомцем.

А потом Муха отплатила по-крупному за любовь и ласку. Однажды, когда мама затопила печку, забыла приоткрыть вьюшку и прилегла вздремнуть, животная так лаяла и скулила, что маменьке пришлось встать и, уже почти совершенно в угоревшем состоянии, выйти выпускать ее на улицу. Там-то маменька в обморок и грохнулась, на свежем воздухе. А могла бы ведь тихо-мирно угореть в собственной кровати.

Возвращается мама с шубкой. Шубка цигейковая, раскрашенная под леопарда. Из рукавов на резинках свисают, весело покачиваясь, замшевые варежки на меху. Стало быть, осталась только пара движений – и можно выходить.

Мама застегивает пуговицы, подпоясывает шубку ремешком, поднимает воротник – и обязательный шарф, завязанный сзади. Все! Мы готовы к выходу.

За обитой кожей молодого дерматина дверью – холодные сени. Настолько холодные, что мама на потолочную балку ставит остывать самодельное мороженое. Потом нас с Мухой выводят на крыльцо и оставляют одних.



Первый глоток воздуха на улице, от которого перехватывает дыхание. Воздух очень холодный, плотный, вкусный, от первого глотка и солнца на глаза сразу наворачиваются слезы и тут же замерзают на ресницах. Можно смотреть сквозь мохнатые белые ресницы на солнце – получается красивая картинка.

А вот и ступеньки в сугробе. Сугроб сделали солдаты, когда неделю назад откапывали нам дверь после метели. Теперь дом окружен снежным бруствером, а вот и ступеньки, которые аккуратный старшина вырубил лопатой. Так. Подняться по ступенькам не так сложно – а вот с другой стороны можно сесть на попу и съехать, утробно екая селезенкой на каждой. Лучше, конечно, чтобы мама этого не видела. Потому что она сразу начинает рассказывать, что края ступенек стираются и по ним становится скользко ходить. Зато съезжать с каждым разом все лучше и лучше.



Муха сначала каталась со мной. То есть, бегала вверх-вниз и подтявкивала. Потом сделала гордое выражение лица, совершенно незаинтересованное, и встала на самой вершине памятником самой себе. Чего это она? А-а-а.. Появились кавалеры.

Кавалеров два – Вулкан и Рыжик. Оба здоровые такие. Рыжик, когда встает на задние лапы, аккурат кладет лапы маме на плечи. Да и Вулкан не лучше. Этот вообще появился в поселке с обрывком веревки на шее и с весь драный. С кем он там воевал – осталось тайной, он не рассказывал, но к людям привыкал долго и не очень-то их к себе подпускал.

Сегодня Рыжик решил не вступать в борьбу за сердце дамы, потоптался вокруг пару минут и ушел. А Вулкан остался. Муха тут же подбежала ко мне, обнюхала, тявкнула, ткнула носом (проверила) и отбежала. Типа, я тут на работе, вон, дите неразумное охраняю-воспитываю, а тут вы с вашими глупостями.

Вулкан смотрел понимающе на этот спектакль. Спокойно так стоял. Пока у меня не созрела мысль, что он – это практически идеальная ездовая собака.

- Вулкан, Вулкан, иди сюда скорей! – я зову его и он идет, вальяжной походкой. Если бы он был человеком, то это была бы тяжелая поступь мужика с пудовыми кулаками. Приблизившись, он с интересом смотрит на меня, типа – Чего звала-то?



- Вулканчик, ты сейчас будешь ездовой собакой! – говорю я ему, хватаюсь за шерсть на загривке (а это непросто, загривок гораздо выше моих плеч) , пытаюсь закинуть ногу ему на спину. Не выходит. И с другой стороны не выходит. И с этой опять не выходит снова, во вымахал, злодей!

Мне уже не холодно, скорее, наоборот.

Ну хорошо, думаю я. Из любого положения есть выход. И тяну Вулкана к снежной лестнице.

(продолжение следует)


Tags: автобиография
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…