germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Помидор. Часть 2.

Приехала, но в холл зашла только после долгих препирательств с охранником – видимо, вид у меня был достаточно шлюшистый для юной, гордой девы. Хорошо еще водитель поспособствовал – он меня опознал по громким крикам – «Я тут испанца одного проводить должна!» и оградил от убийства, а то ведь не уйти бы охраннику живому, я маме пообещала.


А в холле сесть-то и никак – кресла стоят глубокие, низкие, а при моем прикиде если в кресло завалиться – то так и жить там, пока в мумию не превратишься или какой-нибудь добрый самаритянин тебя из недр не выкорчует. Поэтому стою столбом посреди помещения, выглядываю клиента.

О, тут и кабальеро мой нарисовался. Ну... Что вам сказать... Толстенький, очень суетливый, шепелявый, и очень старенький кабальеро достался мне. Что меня очень порадовало – не зря я столько времени на прикид извела.

Мозги в голове закипели, извилины заскрипели, я стала вспоминать школьный курс французского. Что-то я блеяла дрожащим голосом, но сдать номер, забрать багаж и засунуть старца в машину мне удалось.

Водила тут же пристал ко мне с вопросом:
- Галка, а почему ты его совой называешь?
- Какой совой? – я была, честно говоря, в полных непонятках.
- Ну... Вот ты ему сразу сказала: «бонжур, сова!». Это потому, что он проспал и опоздал на десять минут?

Пришлось объяснять товарищу, зачем Володька сбрил усы. Но провидение было ко мне недобрым. Пожилой сеньор, глядя на меня, такую красивую, взбодрился неимоверно и жаждал общения и разговоров (Ха! Разговоров ему хотелось... По-русски-то я могу, а вот тут). А на Пулковском шоссе пробка и избежать разговоров никак не получается.

Минут пять я делала вид, что обсуждаю деловые вопросы с водилой. Но ситуация уже становилась неприличной, нужно было как-то развлекать заморского гостя. Слава создателю, для него французский тоже был не родным и не очень понятным, поэтому, когда было совсем уж туго, я несла какую-то французскую абракадабру, а он одобрительно кивал и делал вид, что понимает.
Правда, чушь я порола уже под конец, сначала мы с ним, как приличные, обсудили
«ле монюман историк, ле пале д’ивер и л’отон в Петербурге». Потом как зовут «мон мари» и комбьен аж у меня есть. Короче, школьную программу. Знакомые темы кончились, в машине стала сгущаться тишина. И тут дедулька мой говорит, что, мол, томаты были на завтрак вкусные.
- О-ля-ля, - оживилась я. – А как вот вы считаете, помидорами у нас томаты почему называются – или они, типа, золотые яблоки, или же, по другой версии, яблоки любви?
Я, как львица, защищала версию золота. Старый шалун, наоборот, уже на повышенных тонах доказывал, что, мол, помидоры очень для потенции полезно, поэтому он голосует за версию номер два. Чутка не подрались. Кабальеро совершенно по-итальянски жестикулировал, благо я сидела рядом с водителем и дедушка мог безнаказанно барражировать по всему заднему сиденью.

Так, с шутками и прибаутками, приехали в аэропорт. Дедуля мой тут же из эдакого мачо стал маленьким испуганным мальчиком. И конечно, и я его понимаю. Потому что, когда мы вошли, тут чартер из Турции прибыл. Вы когда-нибудь встречали чартер из Турции в начале девяностых? Ах, эти крики, эти перекладывания шмоток из сумки в сумку, потому что они распределялись как-то по весу, этот священный огонь в глазах и десять клетчатых баулов на каждое лицо. Ужос, нормальному, да еще импортному человеку этот содом и геморрой были неизвестны.

Пришлось взять себя в одну руку, дядьку в другую, матерно проложить себе дорогу ко входу в зеленый коридор и припасть на грудь к стоящему человеку в форме.
- Давайте пропустим уже этого престарелого архитектора, бога ради, а? Двинет ведь кони с перепугу, вон как дышит часто и лысина красная.
Это хорошо, что я тогда не знала, что до объявления рейса унутрь не пускают. А то бы удивилась неимоверно.
Короче, дружескими пинками я пропихнула испанца в коридор, помахала ему рукой и убежала. Вышла из здания аэропорта, стою с сигаретой и думаю – а не испортила ли я маменьке карьеру своим таким скоропостижным провожанием заморского гостя? Может, не так надо было? Да и фиг с ним, устала я неимоверно, поэтому докурила и двинула домой, спать.

А через десять дней маменька звонит и рассказывает:
- представляешь, а дядька-то этот, испанский, благодарственное письмо написал. Как его тут, в Питере, хорошо принимали и экскурсионировали. Но особенно приятной и познавательной была его последняя экскурсия, по дороге в аэропорт. И передайте сеньоре Галине большой привет с поцелуем (тут письмо было закапано слюнями). И вообще, ее надо премировать за такую отличную работу.

Премировать меня не премировали, за работу вообще не заплатили, зато предложили, раз я такая хорошая, принять меня в штат.
И я согласилась. Вот с тех пор и начались мои галеры.

Tags: туризм
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…