germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

День мостостроителя. Часть 1.

Между прочим, в списке профессиональных праздников нет дня мостостроителя, есть только День дорожного работника. А это в корне неправильно, потому что мост – это тебе там не какая-нибудь пошлая трасса, а вовсе даже дорога в облака, полет, стремление ввысь, чувство парения и легкости и толчок к творчеству.

Недаром мы с Ховановым еще лет пятнадцать назад придумали, как выяснить, оправдаются ли наши ожидания от какого-нибудь американского фильма по первым кадрам. Просто если фильм начинается с хорошего проезда по мосту – то и он, чаще всего, будет неплохим.
Что-то я отвлеклась, собственно, хотела-то я совершенно о другом. Хотела же рассказать страшную историю.
Как все уже в курсе, живу я сейчас со сломанной ногой, поэтому бодро скачу на костылях, помывая гипсом, залечиваю на ладонях водяные мозоли, но бодрости не теряю. Новый год как праздник, весь проскакала – живу надеждой на девятое января. Потому что девятого мне к врачу и я надеюсь выйти от него без гипса. А уж десятого без гипса – на работу.
Готовлюсь, так сказать, стать нормальным человеком.
И вот, самое начало восьмого. Не времени, а числа. То есть – ночь близится к часу Быка.
Вроде и мне пора в сторону койки, но перед укладыванием же нужно хотя бы в душ да зубы почистить, правильно? Душ прошел без приключений, я не упала, гипс не намочила и вообще почти счастлива. Но. После пары активных движений щеткой вдруг ощущаю во рту посторонний предмет. Мамочки! Мост! Эта скотина покинула свое законное место и бродит по рту в поисках места, где интересней.

Чего уж греха таить – я счастливый человек. Зубы у меня не болят. Потому что они же металлокерамические, чему там болеть-то? Не совру, не все, не все, но за теми, которые еще остались я слежу пристально и недоверчиво.
Так бывает с тетеньками – когда Соньке было пол-года, мои родные зубы стали меня покидать. Нет, они не болели, не покрывались кариозными пятнами, что вы! Они ждали, когда я расслаблюсь, единомоментно раскалывались на четыре части и выходили со своих мест рядами и колоннами. И их так вышло не один, не два, не три и даже не четыре. За месяц. Как я с ума тогда не сошла – право слово, не знаю. Я уж их и хвалила, и ругала и пыталась всячески задобрить – не вышло.
С половиною зубов жить сложно, практически невозможно. Потому что иногда надо есть, голова-то для чего дана. И я кинулась к доктору. Сначала к терапевту, которая быстренько подготовила все, а потом она дала мне телефончик протезиста.
И я поехала, вся внутри себя дрожа, потому что мне казалось – жизнь кончена. Но я же мать! (эк завернула, все оценили?) Поэтому бросить дитя на произвол не могла.
Сижу это я себе в коридорчике, трясусь, а доктору перед этим позвонила по мобилке, что я на месте. Сижу, пялюсь, не отрываясь, на дверь, которая вдруг ме-е-едленно начинает открываться, а потом вдруг неожиданно распахивается и из нее в коридор выбергает юноша.
Высоченный, под два метра ростом, такой тощий, что сразу вспомнилось бессмертное:
»Эвон, девка подосла, а тоща, как пол-весла.» блондин. Не просто блондин, а блондин, близкий к альбиносу, с бледно-бледно голубыми глазами и губами, как будто еле намеченными на лице. Длинные волосы собраны в хвост и свисают ниже поясницы. Кожа на лице не розовая, а какого-то мертвенного оттенка. Крупные кисти с длинными паучьими пальцами мнут какую-то тряпку.
Бодрой рысью он подбегает ко мне, завороженно рассматривающей его лицо, сует тряпку в карман и зловеще тянет густым басом:
- Ага-а-а-а.. Галина, значит... Так вот кого Света мне прислала на этот раз...
Я в полуступоре отрываюсь от лица и взгляд мой утыкается в докторский халат. Белая накрахмаленная ткань прямо вся уделана крупными и мелкими кровавыми брызгами и пятнами!
Божечки мои! Куда я попала?! Бежать, бежать от этого персонажа так далеко, чтобы никогда его больше не видеть!
Да не тут-то было. Доктор плотно охватывает своими железными пальцами мое запястье и тащит, тащит, туда, за белую, плотно закрытую дверь.
- Пойдем быстрее, у меня мало времени! – говорит он.
Ай! И как он узнал, что я – это я, как он так безошибочно выбрал меня из всей длинной очереди? Тут явно что-то нечисто. Не ходить! Попробовать вырваться и убежать – без зубов, зато живой. А-а-а-а-а!!!!

Вырваться от доктора не удалось. Он затащил меня в кабинет, толкнул в кресло и тут же переоделся в свежий халат. Ага, знаем мы этих... Хочет успокоить, наверное.

Хочет? Ну, к концу приема я уже успокоилась, вольготно раскинулась в кресле и отдала свой несчастный осиротевший рот в полное распоряжение этого вампира в белом халате.
Руки у него и правда, были волшебные. Он проделал кое-какие манипуляции бором, что-то подровнял и стал делать слепки. Сразу верхней и нижней челюсти
Положил на такие хреньки (в виде подковки с ручкой) массу для снятия слепков – для верхней челюсти ядовито-зеленую, а для нижней – ярко-розовую. И прилепил эти две
Прибамбасины к зубам. А рот мой мало того, что закрыл, так еще и сжал. Велел сидеть 15 минут не шевелясь и занялся чем-то своим. Я сидела-сидела и стала от скуки головой по сторонам вертеть. И тут увидела себя в зеркало.

На стене зеркало висело. В этом зеркале отражалась юная дама тридцати годов с раздутыми щеками, у которой изо рта торчало две ручки, одна задорно задиралась наверх, вторая опускалась вниз. Дейзи Дак не в лучшей своей форме, потому что верхняя губа этой утки была ядовито-зеленой, а нижняя – ярко-розовой.

А следующие десять минут были мукой и пыткой. Меня разобрало на хихи. Только я успокаивалась, взгляд мой падал на это мультипликационное изображение и меня опять растаскивало в ноль. Вокруг меня молодым гамадрилом скакал, помахивая хвостом, молодой доктор и шаляпинским басом орал:
- Не смей! Не смей ржать, я тебе говорю! Прекрати немедленно!
Орал и не думал о впечатлении, которое его крики произведут на очередь.

Сделал он мне все, что положено. Сделал. Его работа была сделана великолепно – ничего не болело, не мешало, дикция не изменилась.
Он был моим первым мостостроителем. Его работа непоколебимо простояла 13 лет.

Tags: лытдыбр
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…