germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

Литва как она есть. Ужупис и вокруг.

Ну как же, гуляя по Вильнюсу, не посетить башню Гедиминаса? Это невозможно. И мы пошли к ней по дорожке, вымощенной желтым кирпичом… Впрочем, что это я? Это из другой сказки.

Дорожка, однако, была. И даже мощеная, правда, булыжником. Плавной спиралью она взбиралась на вершину холма, склоны которого очень украшал европейский лес. Это я его так называю. Видела я такие леса только в Европе – в Чехии, во Франции, вот теперь в Литве. Представляют они из себя редкостоящие негустые высокие лиственные деревья, у корней которых как-то нехотя и негусто произрастают травы. Папоротники, там, разные, хвощи и плауны. То есть, настолько негусто, что почти везде видно почву. Прозрачные, значитца, леса.

Пока мы карабкались наверх, я оценила состояние ребенка. Состояние было так себе. Ребенок шел молчаливый и красный. Жарко, потому что. И тут я совершила стратегическую ошибку, спросив, не хочет ли младенец мороженого для охлаждения организма. В этот момент произошел прорыв плотины. Выяснилось, что младенец хочет мороженого. Даже очень. Но не всякого. А обыкновенного, сливочного, без шоколадной глазури и бесовских добавок. Желательно, в вафельном стаканчике. Что характерно, все такое мороженое из попадавшихся нам на пути лотков, исчезло напрочь. Было разное – фруктовое, шоколадное, трубочки, эскимо, но ей же уже приспичило другое! Поэтому мы не купили никакого мороженого и карабкались вверх по дороге так и не охладившись.

Все время подъема меня очень занимала мысль – а каким волшебным образом эти люди заставляли лошадей, впряженных в карету, подниматься (а главное – спускаться) под такими углами. Так ничего и не придумав, мы добрались до главной башни. Единственная мысль, которая меня посетила – это рацпредложение следующего плана – знатные господа наверху садятся в карету, ее пускают вниз по серпантину. Господа трясутся, подпрыгивают, массируют себе все внешние и внутренние части. А вот когда (или даже – если) карета внизу затормозит, то вот тут-то и надо впрягать в нее лошадей. Ибо есть вероятность, что впрягать будет не во что.

Вздохнув на вершине пару раз, мы вперлись в музей. В башне Гедиминаса четыре этажа, и экспозиция есть – латы, мечи, какие-то макеты в большом количестве – не так богато, как в Тракае, но и не убогие Каунасские экспонаты. Когда мы вошли в музей, я, конечно, потянулась за кошельком (я ж банкую), но тут прибежал радостный Вайдас и сообщил, что билеты он уже купил и он, типа, угощает.

Около белой литовской мышки, проверяющей билеты, произошла некоторая заминка. Дама что-то спрашивала, Вайдас делала горестное лицо, размахивал руками и показывал на Соню. Соня в этот момент изображала дауна из сауны. То есть, лицо красное и припухшее, взгляд затуманенный и устремленный в себя, глаза явно скошены к переносице. Дама поцокала языком и мы прошли. Пока мы ползли по винтовой лестнице, Диана перевела диалог. Оказывается, Вайдас , который как и все Гельжинисы, считает ниже своего достоинства не надрать государство хоть на пять копеек, билета на Соню не купил. Когда тетенька стала требовать этот билет, Вайдас стал возмущаться: «Да вы что! Да какой билет! Вы посмотрите, она даже разговаривать не умеет! Да она у нас даже в школу не ходит!». Дама под напором словесного поноса и под тяжестью инвалидного Сониного вида, была вынуждена капитулировать. А Вайдас потом перед нами оправдывался: «А что? По-литовски она разговаривать разве умеет? А в школу не ходит, потому что каникулы!».

Пока мы прошвырнулись по четырем этажам, Сонька в прохладе замковой башни пришла в себя. А уж на смотровой площадке, где веял ветерок, и совсем запрыгала резвым козликом. Вид со смотровой площадки хорош. У меня возникли ассоциации с Исаакием. Вот и тут стоишь на уровне трех белых крестов, как будто нарисованных на яркой зелени горы и впечатляешься.

На обратном пути нас ожидал сюрприз в виде фуникулера. И мы на нем поехали. Зашли, двери закрылись, казалось бы – наблюдай через стеклышки красоты. Ан нет. Вайдас, изображая из себя молодого орангутана, вцепился в поручни и со смачным хэканьем стал раскачивать фуникулер. В нем что-то щелкнуло, взвизгнуло и заскрипело. Так, со скрипом, мы и добрались до низа, где товарищи фуникулерские работники стали живо интересоваться – и что это у нас там такое случилось. Я уже было поддернула штаны и взяла покрепче ребенка за руку, чтобы прыгать через турникет и бежать, пока полиция не заарестовала, но Вайдас как-то очень убедительно сумел рассказать этим недоверчивым людям, что «оно само как крякнет!!!». Уж и не знаю – поверили или нет, но ушли мы оттуда без потерь.

Долго гуляем по берегу Вильны. И этот ручеек дал название городу, столице так сказать? Не верю. Но бурлит мило, можно к нему спуститься по ступенькам. Кое-где в нем кое-кто даже плещется. Но это дети. Взрослые максимум мочат ноги. Через парк Калну, скромный пейзаж которого оживляет местная молодежь, приплясывающая у автомобилей с открытыми дверцами и багажниками и с колонками, во весь голос радующими литовских граждан русской попсой, выходим к костелу Святой Анны.

Вот костел хорош. О, эта пламенеющая готика в терракотовых тонах некрашеных кирпичей. Эти кометные хвосты башен, эти мазки кистью в небо. Черт побери, как же это красиво. И даже свадьба красиво, хоти и жених лысый и леса на костеле у входа. И рядом с костелом дали морженого и попить. В жаркий день утолить жажду, глядя на вечную красоту – что может быть лучше.

Жизнь – в движении. И мы движемся дальше. И вот уже другая река и другие лица на той стороне. Сразу вспомнились хиппи. Дело в том, что эти странно одетые и странно причесанные люди ничего не делают. Они сидят , собравшись в кружки и медитативно наблюдают за странностями над рекой. А над ней на растяжках – крутится водяное колесо. И бабочки очень странной формы. И чайник парит там же над волнами. И голубь – не Пикассо, конечно, но тоже не от мира сего.

Это мы подошли к государству в государстве – к республике Ужупис. Республике художников, поэтов и другой креативной публики, которая изобразила в отдельно взятом районе свой Монмартр, выпустила свою Конституцию, празднует день независимости первого апреля и с 1998 года носит официальный статус. По мосту, который влюбленные завесили замочками и замками разной формы и величины, попадаем на территорию этого государства. Кафе на настиле над водой. На противоположной стороне в нише гранитной облицовки сидит русалка. Ей кофе не дали, поэтому у нее вид отстраненный и грустный.
Диана ей сочувствует.

А я говорю, что русалка не одинока, поскольку прямо под ней гуляют две крысы. Лучше бы я этого не говорила – Диана тут же пытается упасть в обморок прямо мне на плечо. Хорошо хоть чай свой она уже к тому моменту выпила. Остальным не говорим, чтобы не вызвать нездорового ажиотажа.

Tags: Литва
Subscribe

  • Мы - связисты (2)

    Второй юноша был гораздо гораздее. В смысле, говорливее, веселее и, что уж говорить, симпатичнее. Он сидел на краю кафедры, рассказывал разнообразные…

  • Мы - связисты (1)

    Николай Александрович, сделав значительное лицо, проверял у нас качество пошива ватно-марлевых повязок. Повязки, надо заметить, были так себе.…

  • Давайте выпьем, господа.

    Как-то так получилось, что в моем золотом детстве мы никогда не ездили отдыхать втроем. Типа, папа, мама и я . Обязательно собиралась компания,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments