germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

пароход и крыша-2


Следующие пять дней я провела как в тумане. Каждый день мне звонил Алексей и вкрадчиво интересовался в трубку:
- Галина, Вы на месте?
- Да.
- Осталось четыре дня.
И вешал трубку.
- Три дня.
И вешал трубку.
- Два дня.

После этого я впадала в ступор на некоторое время, смотрела стеклянными глазами в стенку и работать не могла. Когда отпускало, я начинала прощаться с близкими и друзьями. Каждую ночь, забываясь коротким и некрепким сном, я мучалась кошмарами, где меня били, резали, стреляли и вообще измывались как фашисты над Зоей Космодемьянской.
Наталья Николаевна плотно находилась в запое.

От Москвы до Питера пять дней пути. Что я за эти пять дней пережила – рассказать трудно. Седых волос на голове стало гораздо больше.

Теплоход прибывает в Речной порт в восемь утра. А от моего дома до порта час езды на машине. Накануне я приняла ванну, лежала в ней и представляла, что я эмбрион, никогда не работала в туризме, ничего не знаю ни про какую крышу, не было никаких накладок, я не знаю, кто такой Джон, а уж тем более не знаю, кто такой Алексей. Уснуть не удалось.

Всю ночь я просидела на кухне, курила сигарету за сигаретой и молилась, чтобы Джон оказался добрым человеком, потому что от нашего Алексея ждать прекрасных порывов души я не могла.

В шесть утра раздался телефонный звонок. Вы когда-нибудь подпрыгивали от этого звука на пол-метра? Я подпрыгнула. Сердце забилось в горле, конечности похолодели, говорить я уже не могла, не получалось.

- Галина, собирайтесь. Сейчас за Вами зайдут.

Голому собраться – только подпоясаться, чего уж тут. Тем более, в дверь настойчиво стучали. Кулаком. И звонили. Не открыть не представлялось возможным.

За дверью стоял юноша. Не очень высокого роста, но с очень представительной фигурой. В другое время я бы даже залюбовалась, а тут смогла только отметить для себя – его оловянные глаза никак не встречаются с моими. Слово он сказал одно –
- Пройдемте.
И крепко взял меня за локоть.
Так и держал, пока мы спускались по лестнице, шли к машине. Даже за голову мою схватился, когда в машину запихивал. С размаху. На заднее сиденье.

И вот еду я, такая молодая и красивая в речной порт, зажатая между двумя орлами. Спереди – водитель, рядом с ним – Алексей. Весь путь проходит в полном, катастрофическом молчании и, наконец, мы выехали на причал. С другой стороны подъехал еще один джип, из которого выгрузили Сергея.

Теплоход швартовался по расписанию, народу было много. Смеющиеся люди, радуясь хорошей погоде и встречающим, гомонили, размахивали руками. Наша группа из девяти человек радовала глаз в основном черной одеждой и напряженным, гнетущим молчанием.

И вот, наконец, показались Джон с переводчиком. Мужчинка лет пятидесяти небольшого роста, полный, с приятным, но насупленным, круглым лицом, решительно двигался к нам, перебирая короткими ножками. За ним широким шагом двигался юноша бледный со взором горящим и двумя огромными чемоданами на колесиках.

Как выяснилось, Джон был профессором лингвистики. И вообще, изучал русский и довольно сносно на нем изъяснялся. И метров за двадцать он начал уже кричать.

- Алекс, я сейчас кого-нибудь убью! Я никогда не думал, что Дима так храпит! Он храпит как камнедробильная машина, причем всю ночь! И ворочается! В люксе я мог бы закрыть дверь в его комнату, а тут я не спал пять дней! Алекс, я не знаю, как я выжил в этой душегубке. А ты знаешь, какой там у них в коридоре туалет? О, Господи, я больше ни ногой на теплоход и вообще в Россию!

Джон выдавал свой монолог и размахивал руками. Переводчик Дима с невыспавшимся и мрачным видом маячил за его плечом.

Алексей вкрадчиво поинтересовался:
- Джон, может – я?..
- Что – ты?
- Ну вот они стоят, виновники твоих мучений.
И ткнул в нашу сторону пальцем.
- А-а-а-а! Так это они?! – Джон упер руки в бока и выпятил нижнюю губу.
Ничего хорошего его взгляд не предвещал.

На этом месте я сломалась. Совершенно ничего не соображая, не пытаясь оправдаться, я молча рыдала на пирсе Речного вокзала. Слезы текли, застилая глаза, и капали на асфальт. Я считала капли – одна, две, три, десять. Вот уже экзотический рисунок двух лужиц стал одним общим пятном.
- Эту – в машину, поедем на квартиру, которую я снял для Джона. Второго – в офис, я с ним потом разберусь. – Алексей был краток.

Меня опять посадили в машину и на протяжении еще получаса я выслушивала жалобы Джона, как ему было плохо на теплоходе. Мы подъехали к брежневской девятиэтажке, поднялись в квартиру. Джон плюхнулся на диван. Я понимала, что убивать меня будут не тут, вывезут в другое место. Но перспективы не радовали абсолютно. И тут, слава Провидению, я обрела голос.

Продолжая рыдать, я стала извиняться перед Джоном и признавать свою вину. Минут десять, в разных выражениях я посыпала голову пеплом, сожалела и каялась. Профессор сидел на диване, сложив ручки на груди и уже вроде удовлетворенно покачивая головой. Я в это время стояла посреди комнаты, рыдая и молитвенно заламывая руки (как выяснилось, умею. Когда ситуация критическая).

Наконец, Джон заговорил
- Алекс, ладно. Девочка раскаивается. Конечно, пять дней моих мучений это очень много. Пусть знает, какой я добрый.
- Детка, у тебя есть деньги с собой? – это мне.
Я отрицательно покачала головой.
- Вот, отпусти ее. Пусть идет домой пешком. Пока идет – подумает, что она себя плохо вела. Нет, пусть мне теперь кто-нибудь другой туры организует, ей я больше не доверяю. Алекс, чего молчишь?

Алексей, как мне показалось, даже с облегчением кивнул одному из ребят.
Меня опять взяли под локоть, донесли до двери и вывели на свежий воздух.
И я пошла.

Это было прекрасно – летний день набирал обороты. Воздух был теплым и свежим. И вообще – был. Хотелось вдыхать его и вдыхать. Глубоко, до боли в легких.
Дошла до метро, но спускаться не стала, пошла до следующей станции. Потом попросила, чтобы меня пустили бесплатно – меня пустили.

А потом я опять шла по парку от Горьковской, домой. Живая.
Tags: туризм
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…