germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Category:

Литва как она есть. Клайпеда - Каунас.

Двадцать второе августа - вторая половина дня.
Одухотворенные и умиротворенные, мы спустились от дома Томаса Манна к дороге. Где, конечно, уткнулись носами в янтарные ряды. В этот музей с удовольствием привозят автобусами туристов и, конечно, без главной достопримечательности Литвы здесь не обошлось. Надо сказать, что янтарные поделки радости не вызвали. Они очень хороши, когда навалены кучками на прилавках или приколоты к черным бархатным тряпочкам. Но качество их, как, впрочем, всего, что служит объектом массового потребления, низкое.
 
По Сонькиной просьбе мы купили ей янтарного человечка – брелок, который предполагается надевать на ключи. По возвращении, ребенок нацепил брелок на рюкзак и был страшно разочарован, потому что запчасти от человечка стали отваливаться на второй день после попытки отнестись к нему потребительски.
 
Ну да ладно. Зато сортирный вагончик (я вновь и вновь возвращаюсь к сортирной теме, поскольку для меня, как для человека достаточно брезгливого, этот вопрос в путешествии очень актуален) был выше всяких похвал. Хоть он и был бесплатным и никого, кто поддерживал бы там стерильность, видно не было, внутри придорожного вагончика царил стерильно-блестящий хай-тэк. «Европа, блин!» - с удовольствием подумала себе я.
Мы загрузились в машинку (она, лапочка, завелась с пол-оборота) и двинули на материк.
 
Путь обратный мы проделали без приключений. То есть, попыток оставить нас на Куршской косе машинка не делала, на паром мы забрались без приключений (может быть потому, что обратных билетов покупать, а, следовательно, и останавливаться, было не нужно). И вот мы опять в Клайпеде.
 
Обратная дорога должна быть другой. То есть, кардинально другой. А то что за дела – если ты проворачиваешь колесами многие километры по стране, не нужно утюжить одно и то же шоссе до состояния полной гладкости. Поэтому мы решили воспользоваться советом Миндаугаса и обратно в Каунас поехать по старой немецкой дороге. И не ошиблись.
 
Старая дорога была не в пример. Конечно, покрытие там было не такое гладкое, как на автостраде. И уже она была в два раза. Зато были у нее некоторые преимущества. Первое и главное преимущество – почти все время дорога вела себя неровно – она плавными лекальными изгибами струилась по полям, кокетливо прикрывшись липовыми кронами.
Почти на всем протяжении вдоль дороги растут деревья – в жаркий солнечный день это особенно актуально. Периодически то с одной стороны от дороги, то с другой появляются хутора, коровы – неприлично чистые и мордатые – даже не поднимают голову, чтобы полюбопытствовать на проезжающий транспорт. Вдруг, неожиданно, от основного шоссе отбегает грунтовка, которая в прямой видимости, в полукилометре, заканчивается у группы деревьев, из которых торчит шпиль церкви. Вот так, в поле – церковь, окруженная деревьями, и все.
 
В это время, для облегчения нашего однообразного пути, нам стали показывать на небе разнообразные картинки. Вроде, над нами голубое небо и солнце, зато вдали, у горизонта, цвет становится оригинальным, сине-фиолетовым, а облака начинают напоминать взбитые сливки. Облаков такой сливочной  насыщенности я не видела давно. И, может быть, и не заметила бы, не заяви Сонька с заднего сиденья, что ей очень хотелось бы уметь летать и большую ложку.
 
Разглядывая разнообразные дорожные знаки, попадающиеся нам на пути, мы нашли две интересных разновидности, которых у нас нет. Первый – это большая черная точка в белом треугольнике с красной окантовкой. Я сделала предположение, что это, пожалуй, аналог нашего восклицательного знака. То есть – «осторожно просто так» . Не уверена, но литовские автомобилеводы не смогли нам внятно ответить на заданный вопрос. И еще там была некая разновидность указателей с нарисованной кракозяброй коричневого цвета. Эмпирическим путем мне удалось выяснить, что это, очевидно, указатели «культурных объектов», хотя я до сих пор не уверена, что права.
 
Весело, с шутками и прибаутками, мы приехали в славный немецкий городок Шилуте, где и решили сделать остановку на перекусить. Припарковав автомобиль, мы вышли и огляделись. То, что городок немецкий – бросается в глаза сразу. И домики, которые живут на улице, и огромная (нет, не так – ОГРОМНАЯ) католическая церковь, освещенная лучами солнца, неравномерно пробивающимися сквозь облака. Отремонтированная, свеженькая, красующаяся нетронутой белизной стен, речным камнем по первому этажу, витражными окнами, красной черепицей и готическим шрифтом над дверьми. Нет, это не Клайпеда, даже, я бы сказала, что в Клайпеде немецкие домишки более открыточные, что ли. А тут немецкий дух так и сочится между камнями.  И даже название реки, на которой стоит городок – Шиша – не мешает ему.
Для того, чтобы пообедать (а сделать это хотелось недорого) мы быстренько пристали к местному населению. Местное население, как всегда, проявило исключительную толерантность и, несмотря на малые познания в русском языке, отправило нас в нужном направлении.
Это было не бистро, это было кафе с большим количеством столиков на улице, чему мы очень порадовались. Над столиками был натянут ярко-желтый тент, отчего лица всех присутствующих раскрашивались веселыми теплыми красками. По тенту периодически прыгали птички, создавая интересный потолочный узор.
Не зря я кричала – «Европа, блин!». Опять мы прокололись.
Когда нам принесли меню, то, естественно, на русском языке там ничего написано не было. Зато было на литовском и на английском. И была милая официантка, которая пыталась нам дать кое-какие пояснения.
Сонька критически осмотрела меню и решила, что не хочет ничего нового, поэтому попросила крабовый салат и сосиску. Что мы ей и заказали.
Я хотела рыбы – я ее получила. Слава уж не помню чего хотел, но его пожелания тоже были удовлетворены.
И вот нам принесли наш заказ. Сонька растопырила глаза на тазик стандартного крабового изврата, на тарелку, на которой кроме трех сосисок, горками возвышались жареная картошка, капустный салат и морковь с чесноком. Ситуация у меня и у Славы была не легче. Мы не умеем есть в таких количествах. Поэтому, пока я отделяла рыбу от нагромождений остальной еды на тарелке, было время оглянуться по сторонам.
 
Большую часть посетителей кафе составляли мамы с детьми. Дети были различного возраста, от грудных, до пяти-шестилетних. Мамы болтали, курили и пили пиво. С огромным удовольствием мамы пьют пиво и разговаривают. Дети (кроме грудных) клубятся вокруг.
Оставив большую часть продукта на столе, потому что растянуть желудок до требуемого размера невозможно, мы отправились дальше. Что надо сказать – очень дешево, очень вкусно, но ОЧЕНЬ много.
 
Да, идея была такова… Нет, не идея, а Идея. По дороге мы попадали в Юрбаркас – а это родовая вотчина Таутвидаса. Там мы хотели выползти из машины, погулять по окрестностям, тем более, что Юрбаркас находится как раз в том месте, где дорога подходит к берегу Нямунаса, а потом бежит вдоль него.  А по берегу Нямунаса стоят замки, посетить которые нам бы тоже хотелось. Ну хоть один. Ну хоть снаружи обойти.
 
В Юрбаркасе я запросила кофе. Тем более, мы знали, что нам нужно будет где-то в городе совершить поворот оверштаг. Или оверкиль. Короче, сменить направление движения. Для того, чтобы повернуть в нужную сторону, мы решили уточнить дислокацию у местного населения. И двинули к кафе. Городок был почти пустой – жителей на его улицах практически не наблюдалось. Изредка вдали маячил деклассированный элемент явно в подпитии. Барменша в кафе была в нежном девичьем возрасте и, по причине удаленности Юрбаркаса от туристических троп, русского языка не знала совсем. Но! Когда я стала приставать к ней с картой, это небесное создание живенько начертило вилкой по карте нужное нам направление.
Осчастливившись напитками, мы выползли на улицу. За уличными столиками сидели мы втроем и, как положено, две мамашки с детьми. Дети клубились, мамашки пили пиво и беседовали на разнообразные душещипательные темы.
Вот тут-то и появился он. В смысле, бомж. Бомж был неопределенного возраста, в белой рубашке, прилично подстрижен, но обратился к нам с пламенной речью, которую я хоть и не поняла, но «Дайте немедленно денег!» уловила. Слава начал смотреть на меня вопросительно, а у меня, злыдни, таких вопросов не возникает. «Нет!» - сказала я бедолаге на твердом русском языке, после чего он переключил свое внимание на соотечественниц. Соотечественницы послали его по адресу. Денег, то есть, не дали и разговаривали неприятными голосами. Тогда вышеозначенный бомж воздел руку к небу и стал призывать на их головы гнев божий. На наши головы гнев божий он призывать не стал, потому что все равно не поймем – чего воздух колыхать.
 
Освежив голову, мы двинулись дальше. Выехали на берег Немана и тут… Они разверзлись. В смысле, небесные хляби. Это был не просто дождь и не просто ливень – это было начало второго вселенского потопа. Капли величиной с яблоко падали на лобовое стекло и страшно было, что они его выбьют. Дорога опустела. Наш отважный пежик продирался сквозь струи, с каждым поворотом колеса уничтожая нашу надежду на осмотр замков Немана. Мы их видели, эти замки. Но мимолетно и нечетко. Иногда даже не удавалось понять, сколько башен того замка, возвышающегося на холме, торчит из-за деревьев.
Но вдруг, в какой-то момент, дождь на пару минут прекратился. Слава с криком «Йо-хо!» лихо зарулил на мелкую стояночку и выскочил из машины с фотоаппаратом. Закат над Неманом. И радуга. Огромная, яркая, упирающаяся прямо в реку.
Надо заметить, что он тут же сфотографировал меня на фоне заката. Потом показывал мне эту фотографию со словами: «Вот они, неандертальцы в Литве!». И действительно, снять меня хорошо – это надо потрудиться, а вот плохо – завсегда пожалуйста. Стою это я на фотографии в полупрофиль. Выдающиеся надбровные дуги, низкий покатый лоб, тяжелый, впередсмотрящий подбородок. Здравствуйте, предки! А моей душевной красоты – и не видно. И так всегда. Ну вот как жить?
Дождь подумал-подумал и начал капать опять. Тенденцию он не потерял, поэтому в Каунас мы въезжали под Апофеозо Модерато – черное небо, перечеркнутое в разнообразных направлениях штрихами молний. Стена воды справа, слева, спереди, сзади. Разряды молний подсвечивают снизу грозовые тучи. Разгул стихий. До последнего момента я внутренне ойкала при каждом повороте или перестроении, которые совершал наш пежик. Было страшно.
Но нет в мире ничего невозможного – вот он, милый дом. И хотя мы опять не предупредили Адаса и Иоланту о своем приезде, они опять были рады. Только мы отряхнулись от воды, тут нарисовались еще гости – родители Иоланты помогали своему сыну, ее младшему брату, делать ремонт в квартире и на обратном пути решили навестить внуков.
У Иоланты очень красивые родители. Мама чем-то напоминает Софи Лорен, а папа тоже кого-то напоминает из актеров, но я не помню, кого. Папа Иоланты прекрасно говорит по-русски, поскольку в советские времена занимался снабжением и катался по всему союзу – Казахстан, Сибирь, Урал. Поскольку русский язык был общеупотребительным, то ему воленс-неволенс пришлось им овладеть в достаточной степени совершенства. Он даже анекдоты на русском рассказывать может.
В кровати (вернее, на матрасы) мы уже буквально упали. И забылись сном.
Tags: Литва
Subscribe

  • про 9 мая

    Было это в давние-давние времена, когда я с утра и до ночи вспахивала ниву туризма и жизнь моя была тяжела и малопросветна. И вот однажды поступает…

  • Кафе в полуподвале

    Тут как-то возмутительный пост пролетал. Про то, как из какого-то кафе попросили удалиться мужика в инвалидной коляске. Вместе с сопровождающими,…

  • фейспалм в туризме

    Всем известно, что никогда не ошибается тот, кто не работает. Следовательно, ошибки были и в моей туристической работе на этом непростом поприще. А…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments