germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

Литва как она есть. Тракай. Продолжение.

 

Экспозиция Тракайского замка порадовала красотой и разнообразием. Особенно мне понравились залы, где были выставлены печати - большие, маленькие, совсем маленькие и абсолютные крохотулечки.
Вот как, например, вы представляете кольцо, на котором уместились пять печатей? Такая тонкая работа! Я думаю, если использовать это по прямому назначению, отпечаток будет четким. Материалы, из которых изготовлены печати, тоже поражали своим разнообразием. Начинаем от металлов, плавно переходим к слоновой кости, огромному спектру драгоценных и не драгоценных камней, дереву и т.д.
 
В середине зала стол, к центу которого на цепи привешена печать и стоит подушечка с краской. Все желающие могут себе напечатать этих печатей везде, куда цепь дотянется. Сонька, правда, напечатала на входном билете, из чего я сделала вывод, что фантазия у моей дочери развита не очень.
Кроме интерьерных экспозиций, были выставки вышивки, бисероплетства, фарфора, слоновой кости, большая коллекция разнообразных курительных трубок.
 
Вот меня лично очень заинтересовали стеки и трости. Я долго разглядывала витрину, но так и не смогла понять, для чего нужен был предмет, который один в один повторяет нормальную трость, но в высоту сантиметров пятьдесят, не больше. Ну не может же это быть трость для карлика?
 
Я настолько озаботилась этой мыслью, что, ничтоже сумняшеся, стала приставать к литовской тетеньке-смотрительнице с вопросами. Она была настолько молода, что уже очень плохо говорила по-русски, но, надо отдать ей должное, подхватилась, призвала на помощь свою товарку из соседнего зала и побежала со мной к витрине. Там мы втроем глубокомысленно пялились на девайс, после чего они неуверенно произнесли: «Может, для детей?..». Эта идея не выдерживала никакой критики, поэтому я взглянула на них с жалостью и ушла, оставив их дальше любоваться на это произведение искусства.
 
На этом месте Иоланта спеклась. Взяв Матаса она удалилась в сторону машины, а мы, конечно, не могли уйти не посетив донжон.
Внутренний дворик донжона был хорош чрезвычайно. Я понимаю, что все это новодел. Но новодел качественный. Народ поведал, что во внутреннем дворики проходят концерты камерной музыки. С моей точки зрения, очень он для этого подходит.
Чтобы посетить все выставочные залы, нужно идти строго по стрелкам, потому что ежели вдруг тебя понесет не в том направлении, ты окажешься зажат где-нибудь в узком месте на винтовой лестнице, а это дело неблагодарное.
 
Конечно, в наших метаниях мы потеряли Милду. Она самая маленькая из сопровождавших нас детей, а маманя ее уже отсутствовала. Народищу много, в некоторых местах образуются заторы.
 
Я. Я была тем человеком, который нашел ребенка. Но что вы думаете, я не получила никакого морального удовлетворения от этого. Адас, который есть по сути своей Милдин папаша, не то, что в лице не переменился, заметив отсутствие малолетней дочери. Он просто констатировал факт: «Милда пропала. Ну да ладно, найдется.». Может, конечно, он знает девочку лучше меня, может, просто пофигистическое отношение свойственно этой нежно любимой мною семейке. Конечно, он был прав. Мы все нашлись и все направились к выходу из замка.
 
Это было непросто. Естественное раздражение от людской пробки на выходе из донжона было снято тем фактом, что, оказывается, пробку создала, как и положено, королевская чета. По плану представления, действо заканчивается парадным выходом короля и королевы под звуки труб и средневековую музыку. Когда я поняла, что люди, которым я дышу в затылок и подталкиваю их слегка коленом под зад, чтобы шевелились, и есть та самая венценосная чета, я умерила свои потуги заставить их шевелиться побыстрее. И, медленно и плавно, как и положено настоящей придворной даме, я поплыла вниз по лестнице, стараясь не часто наступать на королевскую мантию.
 
Уф! Вышли. И направились на стоянку, любуясь картинками – солнышко, красный замок, зеленые деревья, белые паруса яхт на озерах, кораблики, украшенные флажками и шариками, музыка – и лебеди. Много лебедей. Белые, черные и, конечно, серые – подростки. Подплывают к берегу совершенно безбоязненно. Отплывают от берега, наклоняя длинные шеи к своим отражениям в спокойной воде.
 
Там, в Тракае, есть улица караимов. Несмотря на то, что караимами называют приверженцев одной из ветвей иудаизма, крымские караимы – от слова «карай» - «чтец» - почитающие букву закона. Существа это полумифические, много с ними непонятного . В принципе, это крымские татары, которых привез в Литву князь Витовт как рабов, но впоследствии наделил их полномочиями даже большими, чем коренных литовцев, изобразив из караимов личное войско.
 
Было это шестьсот лет назад, вывез он около семисот семей и поселил их по тридцати четырем городам, причем значительную часть именно в Тракае. Благодарные караимы строили свои дома мордой на улицу и в этой морде было три окна – одно для Бога, второе для Князя, третье для самого караима. Что это значит, мне до сих пор непонятно, видимо, караим имел право смотреть из дома только в одно окно, остальные были для него недоступны. Ну, стол там, к примеру стоял, или еще что.
 
Удивляет следующее – вот и было их, этих караимов, мало. И давно очень. Однако все литовцы, кто упоминает вообще это слово, говорят о них очень уважительно. И внутри Тракайского замка в этнографической экспозиции фигуры в народных одеяних – тоже караимы.
И пирожки караимские, которые продают на улице караимов – до сих пор.
 
Пирожки, кстати, мы попробовали. Когда подошли к машине, из нее выбиралась Иоланта, немного неуклюже по причине наличия живота, но достаточно живо и с легким «Шорт побьери!» - на устах.
Оказалось, наша птичка купила всем караимских пирожков и решила свой схавать в машине.
 
Караимский пирожок – это песочное почти пресное тесто, внутри которого рубленая баранина с луком и специями и много-много мясного сока. Который там и болтается, пока ты не проделаешь в пирожке дырочку. Тогда он выливается и не просто, а фонтаном.
 
Поэтому для наших детей и для нас, еще не запачкавшихся, Иоланта присмотрела скамеечку на мостках над озером. Где можно было не только безболезненно брызгаться соком во все стороны, а еще и прополоскать руки и рожу после еды.
 
Накушавшись караимской жрачки, мы поехали в усадьбу. Путь наш прошел без приключений, мы приехали, дети, как всегда, залезли в пруд. А мы стали разрабатывать дальнейшие планы.
 
В Каунас! В Каунас! А кто у нас в Каунасе? Правильно, там живут Адас, Иоланта и их дети. Вот к ним мы и отправимся. Но не сразу. Иоланта забрала свою кучку детей и поехала пораньше, поскольку надо было еще подготовиться к рабочей неделе, а Адас остался с нами, поскольку мы-таки собрались вечером в баню все. Включая меня.
 
Я тоже решилась на эту авантюру, хотя в родном городе могу посещать только сауну. Что-то меня в русской парилке топырит и крючит. Плоховато как-то делается. А там я решила совершить подвиг и пойти попариться. И пошла.
И было мне кайфово. Поскольку пар там какой-то нежный, не найду другого слова. А погружение распаренного тельца в пруд и сидение потом на стуле на веранде, когда от тебя, как от вареного рака, идет пар, а состояние – сейчас взлечу, было для меня внове. Пожалуй, такое же состояние я испытала в Турции, когда мы с Ховановым все же решили сходить в турецкие бани и поваляться на хамаме.
 
Счастливые, помытые, мы стали собираться. Тут нам выдали машину, поскольку Хованов умудрился, все-таки, перед своей поездкой в Японию получить международные права, и даже порулить в этой самой праворульной Японии не задавив никого из узкоглазых граждан. И права эти взял с собой в Литву. Когда нам показали, на чем мы будем ездить – я слегка припухла. Слава тоже.
 
Я об этом не писала, но утром, перед поездкой в Тракай, когда я развлекалась об девушек разговорами, Слава осмотрелся и понял, что все мужики при деле, а он один как не пойми кто. И решил тоже поучаствовать в процессе. Пошел в гараж, а там Таутвидас с мальчиками снимают со 106 Пежика заднюю дверь. Поскольку стекло в ней сказало ку-ку. И присобачивают бедному синенькому Пежику новую красивую красную заднюю дверь от машины совершенно другой. И поэтому вся электрика, которая там валялась, нуждается в новом проведении.
 
Слава, со свойственным ему юным энтузиазмом включился в процесс, радостно подхихикивая насчет того дурака, который будет потом ездить на этой машине.
 
Знал бы он, что именно мы на ней и поедем.
 
Первая поездка на Пежике была еще ничего, потому что за рулем был Адас. Глубокой ночью, не зная дороги, мы, пожалуй, никогда бы не добрались до его дома. Правда, в пути Пежик издавал странные звуки, на его руле постоянно горела какая-то красная лампочка, но ведь он ехал, то есть все колеса были на месте, а главную функцию автомобиля – передвижение – он исполнял достаточно исправно.
 
Вот так, весело, с шутками и прибаутками мы приехали в Каунас.
Дом у Адаса стоит на краю обрыва, спускающегося к новому шоссе. Шоссе уже полностью построено, но пока еще не пущено в эксплуатацию. Красиво, виден весь город,  рядом с домом, как и положено, яблоневый сад.
 
Яблоки, кстати, очень вкусные. Вот, дествительно, вкусные, без дураков. Нас встретила Иоланта, мы напились чаю, вышли на террасу и обнаружили на ней зверя. Зверь этот был леопардовой раскраски и пятнадцати сантиметров в длину. Слизняк, короче. Но огромный, желто-черный и с рогами. Полз он с безумной скоростью – или это мне так показалось от ужаса.
 
Рядом с домом печально стояла машина Адаса с разбитым лицом. Оказалось, что мы просто неудачно попали, поскольку могли поиметь гораздо лучшую технику для своей поездки, но вот пара автомобилей (в том числе и этот) не могли выиграть тендер по причине несоответствия. И завтра с утра Адас собирается показывать бедняжку экспертам.
 
Поднявшись на второй этаж, оценив попрежнему полы из доски, лестницу без перил, большое простанство и три в ряд ортопедических матраса посреди большого помещения, мы бросили вещи и пошли вниз есть арбуз.
 
Нет, вы поняли? Арбуз. А мы на втором этаже. А лестница винтом и без перил. Но я жива, господа!
 
Попутно выяснилось, что с утра мы окажемся в западне. Иоланта к восьми на работу, Адас за экспертами, а мы будем заперты в доме с тремя литовскими детьми, ни слова не говорящими по-русски. «Фигня, как-нибудь справимся!» - беспечно махнула я рукой. И как всегда была права.
Спокойной ночи.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments