germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

дачное-2


А, я же вам еще не рассказала, как я на даче за подосиновиками ездила!

В соседней деревушке есть там лесок такой- ходить по нему практически невозможно, потому что трава по пояс. Длинная такая трава, типа осоки – так вот она ровно вам по то самое место. В некоторых местах – по грудь. И осинки, осинки… А вот внизу, под травой – и растут подосиновики. Какой-то год их меньше, какой-то больше, но они там есть ВСЕГДА.

И мне, конечно, очень туда хотелось. Потому что белые-белыми, опята-опятами, моховики тоже прекрасно, но мое эстетическое чувство хлопает в ладоши, когда перед ним, в траве, стоит эдакий крепыш с ярко-красной головой и черной ногой.

Тем более, добрый Хованов мне сказал, что до этого лесочка от нашей дачи 13 километров. Ну, у меня же велосипед! Сонькин, правда, но это мелочи, одна неприятность – к рулю надо наклоняться, поднять его нельзя. А у меня спина. Но 13 километров – пфуй, какая ерунда.

Несмотря на то, что ночью шел дождь, денек был теплый и солнечный. Я нацепила рюкзачок, поставила туда корзинку, взгромоздилась на велосипед – и ура! Еду, окрестностями любуюсь – березки, сосенки, осинки, все в теплой осенней гамме, травка, опять же, зеленеет. Грунтовка до асфальта хоть и не очень, но проехать можно, еще чуть-чуть и я уже на асфальте. А уж по асфальту катить – я в эйфорию впадать начала.

Угу. И впадала до того момента, пока не выехала на участок опять с грунтовкой. Размытой ночным дождичком. Через 10 метров стало ясно, что грейдер по этой грунтовке с начала лета не ходил. Через пятьдесят метров заболела спина. Через 200 метров заболела задница и я вспотела. Ну, думаю, не может же быть, чтобы это был ДЛИННЫЙ участок, а потом опять асфальт – и еду. Вернее, скачу на велосипеде, как на механическом быке.

Дорога превратилась в абсолютную гребенку, состоящую из плотно прилегающих друг к другу ямок, глубиной сантиметров десять и диаметром сантиметров пятьдесят. Обочины у дороги не было, ямки уходили прямо в лес. В ямках почти по край стояла вода. Велосипед с трудом переваливался из ямки в ямку, селезенка утробно екала, рюкзак с корзинкой колотил по копчику.

И, самое страшное, дорога эта и не думала кончаться. Она задумчиво длилась и длилась. Иногда мимо меня проезжали резвые грузовики, весело гремя какими-то железяками в кузовах. С каждой минутой мне становилось все страшнее и страшнее. Я удалялась от дома по невозможной дороге, а ведь нужно же будет возвращаться обратно!

С веселым безумием обреченного я крутила педали. И вот, наконец, когда я уже всерьез задумывалась о том, что ну его нафиг, этот лесок, гребенка кончилась. И я выехала на прямую дорогу к Чудскому бору.

О, я же помню, там совсем рядом, минут десять. Угу. А то, что это на машине десять минут, я как-то не подумала. Но ведь больше половины пути уже преодолено? Ну не отступать же – и я взялась за руль одной рукой и постаралась хоть как-то распрямить спину. Задница болела неимоверно.

Коварная дорога была не ровной – плавные спуски чередовались с плавными, мать их, подъемами. Левая нога начала подрагивать. Огромные зонтики борщевика по сторонам дороги выглядели недобро и зловеще.
Но все когда-то заканчивается – вот он, Чудской бор. Упав с велосипеда около магазина, я наконец позволила себе подумать, какая же я дура, что не взяла с собой воды. Во рту была Сахара, а двести рублей, засунутые при выходе в задний карман штанов, были, наоборот, совершенно мокрыми. И отбитыми как антрекот.

Звоню Хованову. «Слава, - говорю, до магазина я доехала, но уж в лес не могу!». А Хованов мне: «Галка, это не спортивно, лесок-то виден уже!». Провокатор.

Но он же прав, поэтому я опять сажусь на велосипед и проезжаю деревню насквозь. У околицы к моему железному коню бросается собака системы лайка. Но не лает, за ноги не хватает и колеса не пинает. Бежит весело рядом, хвост колечком. И еще бежит. И через поле бежит. И к лесу бежит тоже. А когда я велосипед в канаву спускаю и к березе его прицепляю, стоит рядом, свесив язык на сторону и наклонив с интересом голову.

А потом ходит со мной полчаса по совершенно непроходимому леску. В метре. Справа, слева, спереди, сзади, но не отходит далеко.

Больше чем на полчаса и четыре красных меня не хватило. С огромным трудом и собачьим сочувствием я выволокла велосипед, скроила гримасу, села на него и поехала обратно.

Собака оставила меня там же, где взяла. С чувством выполненного долга. А я поехала домой.

Еще на асфальте я пустила слезу. Вернее, она сама пустилась, когда свело левое полупопие. Ягодичная мышца широкая и сильная, поэтому когда в ней судорога – это вам не икра какая-нибудь. Когда нас попустило, я позвонила Хованову и сообщила ему, что он почти вдовец. Потому что сейчас я завалюсь в канаву, а костюмчик у меня зелененький, а машинки по дороге ходят редко - хрен меня найдут!

Хованов попереживал немножко, сказал пару ободряющих –и я двинула обратно.
Даже не буду вам рассказывать про обратный путь по гребенке – я вспомнила всех пионеров-героев, а также молодогвардейцев с именами, фамилиями, адресами и способами гибели. Типа – чем я хуже. Хованов, которому раз в час я звонила, утешал меня: «Зато у тебя будет задница неимоверной красы! Ты ее так отрихтовала – любой кузовщик позавидует!».

Домой я доехала, но весь вечер радовалась, что я на даче одна. Я могла только стоять – сидеть, лежать и ходить не представлялось возможным. Каждое движение сопровождалось эротическим стоном. С подвыванием. Хорошо, хоть грибов надо было почистить только четыре штуки.

Утром я открыла глаза и поняла – встать не могу. Абсолютно. Даже дышать трудно. Поэтому я встала и на шесть часов пошла в лес, внутренне содрогаясь и рыдая. Опыт же не пропьешь – в таких ситуациях замирать нельзя.

Когда Слава за мной приехал, забирать нас с дачи, мы замерили путь. Двадцать два километра в одну сторону. Из них четыре – гребенки. Но самая подлость заключалась в том, что по этой гребенке ПРОШЕЛ ГРЕЙДЕР, превратив ее в более-менее нормальную грунтовую дорогу.

И двадцать два в другую с теми же четырьмя. Не, ну нормальная баба? 
Tags: лытдыбр
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…