germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Category:

Пошли обещанные посты. "Вкусное"



Как меня занесло домой к однокласснице Олечке – одному богу известно. Или забрать хотела какой конспект, или отдать – десятый класс уже заканчивался и все мы усиленно готовились к выпускным экзаменам.

Олечка появилась у нас только в девятом классе. Девятые классы были не во всех школах, поэтому, на место «бесславно ушедших в техникумы и ПТУ» пришли из других школ те, кто был достоин получить полноценное очень среднее образование.

Некоторые товарищи тут же влились в коллектив, а некоторые, к каким принадлежала и Олечка, в коллектив, наоборот, вливаться не стали, а тихо-мирно доучивались свои два года.

Так вот, жила Оля с мамой, занимали они две комнаты в коммуналке – нормальной такой коммуналке с пятнадцатиметровым темным коридором, изогнутым на манер аппендикса, высоченными потолками, где лепка смещалась к краю комнаты, потому что была разрублена напополам перегородкой, с кухней на четыре плиты – короче, знакомая нам картина.

Обстановка в комнатах была средняя – ну, как у всех – польская или чешская стенка, кресло-кровать, диван-книжка, полированный стол, ковер на стене. И вдруг – неожиданно – стеклянная горка с единственным предметом – вот таким шаром на полуметровой подставке, тоже из слоновой кости и тоже резной.     

Я как увидела – так даже про конспект забыла. Тут мама Ольгина заходит (как ее звали, за давностью лет из памяти, конечно, выпало). «Что, любуешься? А хочешь, расскажу, откуда у меня такая красота?». Ну, конечно, я хотела. И ожидала, скорее всего, гангстерскую историю, потому что вещь-то музейная. Поди, подрезала маманя какую экспозицию.

Олина мама – прелестная маленькая женщина. Правильные черты лица, миниатюрная, всегда на каблуках и при маникюре. Потому что у нее ответственная должность – она высококлассный переводчик с Китайского. И на него же.И работает на каких-то запредельно высоких переговорах.

А дальше будет рассказ от первого лица.

Так вот, работала я на переговорах в Пекине. А после официальной части была намечена неофициальная. Банкет для руководства, так сказать. День тяжелый – все время на ногах, да еще и синхрон. А у нас, синхронистов, день переговоров иногда выливается в минус три килограмма веса. И ответственность такая – кошмарная, потому что высокие лица свои мысли выражают, а ты попробуй нюансы не передать – это же международный скандал может получиться.

На банкете, правда, попроще – там и о жизни могут поговорить, не только о политике. А про цветочки-погоду-гастрономию тоже могут. Но переводить легче, потому что, даже если я от усталости переведу, что наш посол лютики не любит, хотя он их просто обожает, никто от этого не пострадает. Ну удивится другая сторона: «Надо же, лютики – это же суперцветы, а вот гляди-ка…». Ну и все.

Повезли нас в ресторан - там все интимно и по-китайски. И столы-таки крутятся, и утка по-пекински и креветки королевские. А потом Важный Китаец и говорит: «А сейчас мы вас угостим деликатесом, специально к вашему приезду готовили! Это очень, очень вкусно!». Я перевожу, конечно.

Первое вкусное вынесли красиво порезанное и разложенное на тарелке. Это были синьхуадань – «императорские яйца». Прозрачный янтарный белок и антацитово-черный желток. И специфический запах. Поскольку Русский был тоже очень важным, то это были яйца не месячной, а гораздо большей выдержки. Выдержанные такие. Но красивые. Поскольку мне тоже было предложено сидеть за столом вместе с Важными Людьми, то официант поставил и передо мной деликатесную тарелочку. Для того, чтобы это съесть и не продемонстрировать предыдущие блюда (это хорошо, что я от усталости и есть-то почти не могла!), я представляла себя в Риге, прогуливающейся по рынку вдоль янтарных рядом.

Так что протокольная пара ломтиков проскочила совершенно свободно.
Важный Китаец был уже достаточно смешлив и слегка прищурил свой и так не очень широко открытый глаз. Конечно, наблюдать за переводчицей в конце дня – занятие презабавное.

И сказал. «А вот сейчас вам подадут самое вкусное!». Я чего-то напряглась – и не зря. Тарелки поменяли. За плечом материализовался официант с футляром в руках. Легким движением руки она развинтил футляр и вывалил на тарелку… макароны. Макароны лениво шевелились и смотрели на меня с подозрением черными печальными глазами.

Оба Важных Человека с интересом уставились на меня. «Кушайте-кушайте, - ласково подбодрил китайский. – Специально к вашему визиту нарочным курьером доставили из дальней провинции!». А что делать? С одной стороны – протокол не позволяет отказаться. С другой стороны – организм не позволяет согласиться. И говорит (организм, то есть): «Ты только попробуй эту гадость в рот засунуть, я тебе!..».

Рука с трудом взяла палочки. Прекрасные золоченые рисунки на красном дереве корчили рожи у угорали от смеха. Палочки, коварные палочки самостоятельно ухватили одну меланхоличную живую макаронину и понесли ко рту. Мозг в это время предпочел впасть в кому, потому что такую второй раз переводчиком такого уровня его хозяйке стать явно не удастся, надо использовать этот шанс.

Как животное было проглочено – знали все, кроме меня и животного. Потому что живой интерес на лице Важного Китайца трансформировался в глубокое удовлетворение. Он подозвал телохранителя и сказал ему пару слов. Тот поклонился и убежал.

Потом был чай, еще разговоры, еще переводы. И вот – пора собираться и уезжать. И тут Важный Китаец, испросив разрешение у Важного Русского подарил мне эти шары. Как он сказал: «За храбрость и преданность делу!».

Вот так.

Я, например, варенье не люблю. Кроме персикового и вишневого, сваренного не на огне, а на солнце. А если еще это варенье употребить так – берешь кусок черного хлеба, на него почищенную балтийскую килечку, а вот сверху – персиковое варенье – то вот это на самом деле вкусно! И не говорите мне про мою испорченную натуру, а то я вам еще про китайцев расскажу!



Tags: рассказка 101
Subscribe

  • Мы - связисты (2)

    Второй юноша был гораздо гораздее. В смысле, говорливее, веселее и, что уж говорить, симпатичнее. Он сидел на краю кафедры, рассказывал разнообразные…

  • Мы - связисты (1)

    Николай Александрович, сделав значительное лицо, проверял у нас качество пошива ватно-марлевых повязок. Повязки, надо заметить, были так себе.…

  • Давайте выпьем, господа.

    Как-то так получилось, что в моем золотом детстве мы никогда не ездили отдыхать втроем. Типа, папа, мама и я . Обязательно собиралась компания,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Мы - связисты (2)

    Второй юноша был гораздо гораздее. В смысле, говорливее, веселее и, что уж говорить, симпатичнее. Он сидел на краю кафедры, рассказывал разнообразные…

  • Мы - связисты (1)

    Николай Александрович, сделав значительное лицо, проверял у нас качество пошива ватно-марлевых повязок. Повязки, надо заметить, были так себе.…

  • Давайте выпьем, господа.

    Как-то так получилось, что в моем золотом детстве мы никогда не ездили отдыхать втроем. Типа, папа, мама и я . Обязательно собиралась компания,…