germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

Путешествие из Петербурга в Москву. День второй.

Второй день в Москве начался очень позитивно. Выползаю это я из душа и подозрительно смотрю в окно. А там – солнышко! Не, правда – солнце в полный рост. И я еще, дура, думала – в зимних ботинках мне ехать или уже легкие достать. Хороша бы я была в кроссовках, рассчитанных на температуру до минус тридцати пяти.

Выпила я кофию, оделась тепло и красиво и поехала к памятнику Пушкину. Конечно, у нас у самих этих памятников – завались, но ведь в Москве-то встречаются у памятника нашему всему, а я этого ни разу в жизни не делала. Прикинула себе, примерно, время и поехала.

Не, не умею я время в чужом городе рассчитывать. Потому что я думала, что уж часа с хвостом мне по всякому хватит. Но не учла внешних факторов. Появившись на месте тусовки маршруток, я, методом опроса водителей, нашла нужную. Ту, которая вот-вот тронется. И в ней, в маршрутке, уже сидят двое бедолаг. И я до кучи. Прошло минут пять, машина завелась и тронулась, отъехала метров сто до следующей остановки – и встала как вкопанная. Двери растопырила – стоит ждет. Минуту ждет, две, три, пять – не идет никто. Ладно же, она опять трогается, доезжает до следующей остановки и повторяет эксперимент. И так пять раз. То есть, до метро я ехала не расчетных двадцать, а целых сорок минут. Ну и на метро потом, ага.

Поэтому к памятнику нашему всему пришла с опозданием. Зато памятник можно было осмотреть в полный рост – здоровенный он до чего. И голубь, как положено, на голове. Гадит.

И пошли мы с Катериной гулять. Но не вдвоем гулять, а втроем, потому что так получилось. Кавалер у нас нарисовался, четырех годов от роду. А еще я видела образованную снежно-белую животную, которая, когда мы зашли в квартиру, как раз дочитывала Достоевского. От корки, так сказать, до корки.

Осмотрев здание Верховного Суда, я замерла в когнитивном диссонансе. Фасад здания украшала, как ей и положено, Фемида. Но не просто Фемида. Стоит она, эдак, кокетливо, весы держит (ну правильно, мало ли – взвесить чего) в одной руке. А в другой – нет, не меч. Щит там у ей. Большой. Чтобы прикрыться основательно. И смотрит эта Фемида пристально и внимательно. А если вы подумали, что повязку она с глаз сняла и в карман положила – так это фигу, у нее на хитоне, вернее, на столе (она же баба, в конце-концов) и карманов-то нету.


Вот такая, значит, российская Фемида.

А еще я, наконец-то, насладилась памятником Шолохову на Гоголевском бульваре. Водичку отрубленным лошадиным головам еще не пустили, поэтому можно было погулять по склону и осмотреть все вблизи.

Памятник Шолохову, в его зимнем исполнении, я видела только на картинках. Зимой люди лепят зайцев и сажают их в лодку. Получается красиво. А вот летом или даже весной начинаешь присматриваться к лошадиным головам. Гугл говорит, что лошади там красные и белые. Красные, мол, повернуты в одну сторону, белые в другую и только один жеребенок не в курсе, куда ему плыть. И символизирует все это раскол в стране.




Хе. Или в этом году лошадиные головы не покрасили – или я уже не знаю что. Тем более, стопудово, я ж инженер по образованию, лошадиные тела там поместиться не могут. Однозначно, это мафиози прислали Шолохову двадцать три отрубленных лошадиных головы. За плохое поведение. Или же он каких пирогов с мясом на ночь натрескался и блинами закусил. Вот и мерещится. Тогда памятник нужно назвать не «Шолохов и зайцы», не «Мазай и кони», а «Не жрите столько на ночь, может присниться лошадиная голова».

Распрощавшись с Катькой и Саввой, я понеслась к очередному месту встречи. На станцию метро «Чеховская» в очередную «Шоколадницу». Встречаться с прекрасной Мариной.

Эта добрая женщина тоже не назвала мне улицу. И тоже что-то мне говорила про «из центра». «Выходишь, - говорит, - из метро по направлению к Ленкому, а там как раз и кафе.»

Я уже говорила, что я доверчивая как ешкин кот? Еще внутри я внимательно осмотрела указатели – про Ленком на указателях было ничего не написано. Тогда я стала к людям приставать. И добрые люди уверенно ткнули мне пальцем в нужный выход. Поднимаюсь наверх и утыкаюсь прямо в Шоколадницу. А, поскольку я приехала минут на пять-десять раньше, то и решала зайти и заняться гнездованием.

Захожу в кафе, в курящем зале оккупирую столик прямо у двери. На столике – следы жизнедеятельности – пепельница, чашки, обертки из-под сахара. Негламурно. Пришлось поймать девочку и попросить ее убрать. Девочка забрала со стола половину и удалилась. Прошла минута (а это долго, правда?). Пришлось поймать другую девочку и под моим чутким руководством она доубрала со стола, вытерла его, принесла мне чистую пепельницу и меню, за которым ее пришлось посылать дополнительно.

Только она меню принесла, тут у меня телефон тренькнул и затих. Перенабираю – Марина. Говорит: «А это так, Галка, контрольный звонок. Я уже в кафе сижу, столик прямо у двери». Я головенкой-то кручу – никакой Марины и нету. «А я, Маришечка, тоже в кафе уже сижу, столик прямо у двери. Вот только тебя тута нет!».

Маришечка тут входит в ум и начинает кричать: «Галка, Галка, это на Малой Дмитровке!».

С жалостью оглядев образцово убранный и протертый стол, празднично украшенный чистой пепельницей, я закрываю меню, одеваюсь и ухожу под изумленные взгляды официантов. А то – пришла баба, бузила, заставила все убрать, принести ей чистую пепельницу и меню, почитала меню и ушла. Видимо, что-то ей в меню не понравилось.

Где находится Малая Дмитровка – не знал ни один из проходящих мимо людей. А также из тех, кто работал там в ларьках. А также милиционер, который покупал себе хот-дог. Пришлось понадеяться на интуицию, которая и привела меня в нужное место безошибочно. Правда, на переходе через Малую Дмитровку у меня был шанс стать украшением городского интерьера Москвы. На седьмой минуте красного я думала уже пустить корни и вольно шататься на ветру.

Общение оказалось на диво приятным, вот только в кафе было шумно, поэтому я пропустила аж три звонка. День встреч еще не закончился. Но – большая удача – мне нужно было двигать именно на Речной вокзал, поскольку еще одна моя френдесса – Ленка-коала – живет ровно в двух остановках от места моей дислокации.

Ну, как я в автобусе себя вела, повторять не буду, это все читали.

К Ленке я добралась часам к восьми. Большая светлая квартира была вся пропитана запахами сдобы. Угнездившись в прекрасном деревянном кресле, я с горящими глазами наблюдала, как муж Мишечка циркулирует по кухне, спорадически вскрикивая: «Лена! Бумагу! Лена! Цукаты! Лена! Сними лишнее тесто у меня с рук!». При этом в духовке полыхает огонь, на полотенчике красуются уже готовые куличи - а он творит.

Нет, девушки, вид мужчины у плиты вызывает у меня умиление и восторг. Правда. Тем более, я не просто так там сидела, для красоты, мне еще и с собой кулич дали. А еще, кроме мужа, познакомили с сыном, мамой и собакой. Кстати, уйти тихо, по-английски, мне не удалось. Ленка, несмотря на все мои уверения, что я ни к кому приставать по дороге не буду, взяла собаченцию и довела меня прямо-прямо до самого дома.

Появилась я в дому, пообщалась немного с народом, посидела чуть-чуть в жж и поняла, что пора в люльку. Эти люди мне не верили, что меня стоит только положить в горизонталь. Проходит минута – и я уже не с вами! Что я им, с присущим мне мастерством, и продемонстрировала. А дальше вокруг меня можно водить хороводы, устраивать праздничные салюты и вообще развлекаться по мере сил. День, я считаю, прошел прекрасно.
Tags: москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments