germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

секретные истории. часть первая.

А сегодня, дружок, я расскажу тебе сказочку. Страшную. О секретности.
Навеяла предыдущая рассказка, где я упоминала о второй форме допуска, навязанной мне родным институтом. В этой же сказочке речь пойдет о ком? Правильно, о маменьке Людмиле Ивановне и о боевых маменькиных товарищах. А также о первой форме допуска.

Итак. Отправлялись мы с подружкой на юг. И, как и положено, билеты «туда» у нас были, а вот перспектива толкаться в очередях за обратными пол-отпуска, висела над нами дамокловым мечом. Потому что, несмотря идущие годы, ситуация с билетами с юга домой не изменилась совершенно. И настроение портилось уже загодя. Карма тоже.

«Фигня, - сказала Людмила Ивановна.- Я дам тебе с собой справочку, что ты являешься сотрудником ВЧ. А уж по этой справочке билеты брать – одно удовольствие. Идешь в воинскую кассу, демонстрируешь документ и паспорт – и вуаля! Билет на нужное число у тебя в руках!».

Время в сборах прошло незаметно. В день отъезда маменька хлопнула себя по лбу: «Галюшка, а справочку-то!» и унеслась куда-то в комнату. Обратно она появилась с торжествующим лицом и с конвертом. «Я тебе в конверт ее сложила. А еще туда же сунула новое лезвие бритвы – сейчас уже не успеваем, а, когда приедешь, ты на справочке мои инициалы подрежешь, а свои впишешь! Да не тяни с походом в кассу, а то ведь и в воинских билеты могут разобрать».

Надо заметить, Людмила Ивановна обладает каллиграфическим почерком, а уж как она пишет любыми шрифтами – это любой компьютер обзавидуется. А умение срезать лезвием, изогнув его лодочкой, что угодно с ватмана она передала мне по наследству и я тоже делаю это виртуозно.

«Да, мамуля, конечно!» - сказала я, бросила конверт в чемодан и мы благополучно отбыли на черноморское побережье.

А потом мне было не до того, я думала, что успею, прошла уже почти неделя на югах, а я так и не удосужилась заняться вопросом обратной дороги. Не думайте чего, это не так страшно, раньше мы на юг ездили на 28-30 дней, поэтому неделя – еще не предел.

И вот, сплю это я ночью, никого не трогаю, а тут меня хозяйка непроснувшаяся в халате за плечо теребит: «Тебе телеграмма. Срочная. Иди, получай.».

Я с перепугу чуть с лестницы не упала. Добегаю до почтальона, расписываюсь, он мне протягивает запечатанный бланк. Там всего несколько слов: «Позвоню в пять утра, будь на переговорном пункте. Мама.».

И все. И никаких больше подробностей. Я аж похолодела вся. Смотрю на часы – времени три. До пяти еще целых два часа. Которые я и провела у переговорного пункта, долетев туда за десять минут.

Что я за эти два часа передумала – это черт знает что я передумала. Началось, конечно, с печальной кончины всех родственников, потом пошли тюрьмы, застенки, болезни, преступления и тому подобное далее.

И вот, пять часов. «Ленинград, кабина номер три!», - разносится по залу. Врываюсь в кабину, хватаю трубку. В трубке маменька.

Ни тебе «здрасьте», ни тебе «как дела?». А сразу так с места в карьер: «Ты за билетами ходила?». Я прям смутилась. Думаю – чего это маменька, проверяет – схожу я, схожу за билетами, куда денусь. «Нет, - говорю, - не ходила еще, как-то недосуг все еще пока было.» А на том конце трубки такой то ли вздох, то ли всхлип и смешок странный-странный. «Галюшка, ты только ИНИЦИАЛЫ СО СПРАВОЧКИ НЕ СРЕЗАЙ!!!, - кричит с того конца провода Людмила Ивановна, - Я ТЕБЕ НЕ ТУ СПРАВОЧКУ ДАЛА!!».

Кое-как успокоила я маменьку, обещала клятвенно привезти бумажку в целости, непорезанную, узнала, что все живы и здоровы и побрела обратно.

И первым делом, конечно, сунулась смотреть – и что же она мне там дала? Дорогое Провидение, какая удача, что я не пошла за билетами раньше. Справочка была вовсе не про то, что такая-то является сотрудником такой-то военной организации. Это была допусковая справочка, если кто понимает, о чем я говорю.

Это был тот волшебный документ, по которому сотруднику из секретной комнаты выдавали его секретный чемодан. Собственно, с чем и работали.

Спустя некоторое время после нашего отъезда маменьке понадобилось воспользоваться. Сунулась – нет справочки. Уж она ее искала, искала и тут вдруг ее осенило, когда она ту, мне обещанную, нашла в своей косметичке. Маменька покрылась холодным потом, который стекал с ее бледного чела и образовывал вокруг ног лужи странной конфигурации. И кинулась к начальнику. Начальник испускал громы и молнии, но сделал новую. На три недели. С условием, что первоначальный вариант будет возвернут на место в целости и сохранности.

Короче, билеты нам пришлось брать как всем нормальным людям – толкаясь в очереди. Но маменькина честь, свобода  и работа были сохранены.



Tags: рассказка 101
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…