germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Девушка с прутком.

Продолжаю про события, оставившие глубокие зарубки в моей душе. 

Работая в пресловутой канадской кампании, мне, как почти единственной женщине в коллективе (не считая бухгалтера, которая сидела дома) доставались разнообразные поручения, слабо связанные непосредственно с наукой. Светлые мужские головы ломались над предложенными нам проблемами, а я осуществляла, так сказать, материальную часть. 

Например, Сережа (директор) вызывал меня и говорил, старый склеротик: "Галя, для нас на грузовой таможне Пулково вот уже месяц валяется СО2 лазер. Нужно поехать на таможню и получить его. А вот платить за хранение - не нужно". Я три минуты лупала глазами, потом поджимала все, что есть в организме и ехала на таможню. Там я глубокомысленно узнавала, что нужно сделать, чтобы получить прибор, потом изображала среди ангаров беременный обморок, на кривой козе объезжала очередь на заполнение ГТД, убеждала таможенника, что СО2 - это не углекислый газ, который запрещен к провозу, а, практически СОК апельсиновый, написанный с грамматической ошибкой, дарила сопливому пацаненку кладовщицы конфетки, шоколадки, жевательные резинки и добывала лазер. Потом в степу у грузового склада ловила машину, грузила вместе с водителем эту бандуру на багажник и ехала на работу. 

Вызываем меня однажды любимый начальник и начинает опять с того же. "Галка, - говорит он, - нужно поехать на склад металлоизделий и получить по накладной алюминиевый пруток.Поедешь после обеда, а вернуться нужно до конца рабочего дня -  он нам вечером очень нужен. Так и быть, возьми машину, потому что пруток длиной 2 метра. А диаметром 10 мм".

 Утром, собираясь на работу, я решила, что в нашей стране даже гланды удаляют через задний проход, поэтому наверняка пруток будет длиннее, поскольку двухметрового проката я что-то не помню. И взяла с собой ножовку по металлу. 

До обеда все было хорошо, а потом я поправила на плече рюкзачок с ножовкой и поехала.Февраль месяц. Весело, с посвистом, дует ветерок. Снег не то, чтобы есть, скорее есть его останки, которые равномерно распределены по земле. Температура  - не то, чтобы холод, но очень влажно, поэтому страшно мерзнет морда.  Времени три часа, но уже стало темнеть. 

Добравшись до склада, я с радостью увидела, что работает он до пяти. Размахивая платежкой и накладной, я прорвалась на территорию и нашла, хоть и с трудом, нужный мне ангар. Захожу. Огромное, темное по углам, пустое помещение, где в живописном беспорядке раскиданы железки - где швеллер, где уголок, где еще какая гадость.  Народу нет. Вдалеке, за штабелями железяк, еле светится какая-то лампочка. Я, конечно, ломанулась туда. Свет вырывался из пустой каморки, где, очевидно, предполагалось  какое-то официальное лицо. 

Поплясав рядом с каморкой (холодно, в металлическом ангаре с металлическими штуками еще холоднее, чем на улице), я поскакала искать кого-нибудь живого. И нашла. В соседнем ангаре бабулька, закутанная в пуховый платок крест-накрест поверх шубейки, в валенках с галошами и в огромных рукавицах, пила чай. Рукавицы она не снимала, ей было неудобно, поэтому она сначала долго примеривалась, потом делала глоток. Я, конечно, стала трясти у нее перед носом своими бумажками. Она долго их изучала, потом велела мне идти обратно в мой ангар и ждать. 

Я пошла и стала ждать. Дверь на улицу открылась и моя бабулька появилась в сопровождении двух своих клонов. Одеты они были точно так же и напомнили мне малолетних детишек, которых мамы страшно кутают зимой, поэтому на прогулке приходится буквально переставлять их с места на место.  Бабульки подползли ко мне и отняли мои документы. Долго совещались, потом одна из них поманила меня пальцем и пошла вглубь ангара. 

Подходим к куче каких-то железок, она говорит: "Вот, тебе сюда, только пруток пятиметровый, а тебе нужно два метра. А Петрович уже ушел." "Ничего-ничего, - говорю я, - у меня есть ножовка по металлу!" и оборачиваюсь. Нет. Это не может быть мой пруток! Я пытаюсь убедить бабульку, что мне нужен именно пруток, сантиметровой толщины, а она тычет меня мордой в мои бумажки, на которых ясным по белому написано: "пруток алюминиевый, длина 2 метра, диаметр (внимание) 110 мм". И тут я выпадаю в осадок. 

В осадке я провалялась недолго, минуты три. После чего в моей голове родилась идея - надо позвонить и выяснить. Но не тут то было! Мобильных телефонов тогда еще не было, мало того, на складе телефон был только в управлении, а управление, в отличие от склада, работает только до трех. Трындец. А на работе меня ждут с прутком.

"Так, - сказала я себе, - что у нас там с избой, которую нужно поджечь?" и достала из рюкзачка ножовку. 

Как я пилила этот пруток! Это апофеозо модерато я буду помнить всю жизнь. Мне достаточно скоро стало тепло, а потом и жарко. Пот заливал мне глаза, когда я терзала вязкий алюминий своей доморощенной ножовкой! Естественно, этот прибор не был предназначен для такой работы. Естественно, распил пошел винтом и я с ужасом думала, что я сейчас напилю изящную спираль по этому прутку. Но, в конце концов, мне удалось соединить концы распила и я продолжила свою работу. Два часа я изображала рефлектор в ангаре. Три бабульки в каморке пили чай, периодически выдвигаясь на смотровую площадку и споря, удастся мне этот подвиг Геракла или не удастся. 

Подвиг почти удался. Но, когда только в центре прутка остался неотпиленный участок с пятикопеечную монету, ножовка сломалась. Это была катастрофа. Нужно было придумать что-то, чтобы мои  старания были не напрасными. И я придумала. Я усадила трех бабушек на один конец прутка, а сама, как бешеный гамадрил, стала прыгать на втором конце. В результате мы его обломали. 

Но этим история не закончилась. Заполучив в руки эту металлическую бандуру с изящным конусом на одном конце, я оказалось на улице. У черта в заднице. На улице, по которой изредка ездят машины. Как вы думаете, много желающих было подобрать девицу с двухметровым бревном темным и холодным февральским вечером, когда нормальные люди торопятся домой. Наверняка тот человек, который в конце концов остановился, был добрым самаритянином. Мы запихнули мой груз и меня (потому что вдвоем мы с грузом влезали не очень хорошо) и поехали на Рижский проспект. Когда автомобиль остановился у института, кто-то из товарищей увидел меня, вылезающую из машины. Тут же передали это начальству и Сережа с криком "Что же ты так долго! - вывалился из проходной. И тут он увидел пруток. Его большие выразительные еврейские глаза стали настолько выразительными, что их не испортило даже российское "Еп..." 

А я стала "Девушкой с прутком".
Tags: автобиография
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…