germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Category:

абхазия день десятый

Между прочим, отпуск наш подходит к концу. И даже не подходит, а подбегает.
Вот он, вот он десятый день – последний день нашего пребывания в маленькой, но гордой Абхазии. И мы решили посвятить его поездке в Пицунду.

Габаритные дамы, которые сидели с нами за одним столиком, ездили на пляж в Пицунду регулярно, игнорируя тот, который под боком. «Пицунда город маленький – там все рядом – и пляж, и рынок», - говорили нам они . Нам хоть рынок рядом с пляжем и даром не надо, но в Пицунду хотелось.

На маршрутке туда ехать минут тридцать. Прокатившись как всегда с ветерком и сбив мошкару с вышедших на дорогу коров, мы остановились в центре Пицунды, прямо рядом с крепостью.

Руинки – это же наше все и в крепость мы пойдем обязательно, но сначала выпьем кофию. На улице, но под зонтиком – с неба упала пара капель дождя.
Это был самый дешевый (15 рублей) и самый вкусный кофе, который мы пили в отпуске. За соседним столиком милиционер в форме азартно резался в нарды с водилой маршрутки. Дождь, слава аллаху, прекратился, поэтому наша экскурсия в крепость не омрачилась ничем.

Хитрые римляне построили крепость, говорят, еще в первом веке. И скромные останки их труда доступны для обозрения до сих пор. А в четвертом-пятом веке там построили базилику с совершенно роскошными мозаичными полами. Фрагменты мозаик мы потом посмотрели в музее, который там же, на территории крепости.

А в десятом на ее месте забацали храм. Ничего себе такое сооружение - длина – 39 м, ширина – 25 м, высота с куполом – 29 м, толщина стен 1,5 метра. Естественно, то, что мы видим, было сделано реставраторами в шестидесятых годах девятнадцатого века. Но там, в храме, сохранились еще фрески 15 века, тоже не вчера, согласитесь.


В 1975 году немецкие мастера установили в храме орган. И теперь там почти ежедневно проводятся концерты. Но мы на концерты не пошли, как-то у нас с классической музыкой того-этого – мы в музей пошли.

В музее смешно. В подлинные фрагменты мозаики четвертого века набросаны десятикопеечные монеты – народ у нас шебутной, моря под боком нет, так они давай в мозаики бросать. Экспозиция вообще доставляет. Вот на этом стенде, например,написано: «Образцы текстильной керамики железной эпохи». Мне понравилось.
Или вот – «Керамическая тара». Или, например, «Образцы боевого оружия….». Мне одной кажется, что это рыболовные крючки?

Нагулявшись по музею, мы зашли в сувенирную лавочку и купили сувенир – карту Пицунды. Лавочка расположена тоже в какой-то руинке, зато у дверей благоденствует прекрасная декоративная тыква.

Тут же следует отметить – картам в Абхазии верить нельзя. Нам нужнобыло понять это еще когда мы искали улицу Какого-то марта.

Потому что в Пицунде мы стали искать пляж. По карте. Хрен вам, а не пляж по карте, потому что, следуя указаниям этого печатного издания, мы попали вовсе даже не на пляж, а на рынок. Тоже, кстати, неплохо. А пока шли к рынку, наш взгляд на каждом шагу радовали свежие и не очень коровьи лепешки по всему тротуару.

Рыночек попрежнему убогий – фруктов и овощей мало и они дорогие. Зато когда Слава захотел купить чурчхелу – его тут же поправили «Это вам здесь не чурчхела!», и не продавали эту самую чурчхелу до тех пор, пока он достаточно похоже не выговорил название продукта по-абхазски. Даже если меня будут пытать – я не вспомню, как это называется. А если не будут – то нахрен мне это сдалось запоминать.

Вот, в общем, и все, что нам удалось купить на рынке кроме, естественно, разливного вина с явным смородиновым вкусом. Хорошее, только очень уж сладкое.

Ну так вот, выходим это мы с рынка – а нам ведь нужно на пляж, поэтому возвращаемся к крепости и пробуем еще раз. На этот раз путь наш лежал по центральной авеню – Кипарисовая аллея - на ней все как положено в курортном городе. Достаточно чисто, по обе стороны от дороги лотки, лотки, лотки – сувениры, вино, книжки и тому подобное далее. Шли мы по этой аллее, шли и оказались перед пропускным пунктом. Где было строго написано, что вход только для отдыхающих из пансионатов. А если вы вдруг, паче чаяния, захотите попасть на пляж, то будьте любезны по 10 рубликов за карту гостя. Типа, вы в гости к кому-то в пансионат. Мы заплатили, а коварный Хованов с иезуитским выражением лица еще и спрашивал охраниика: «А правда же, вы нам дадите билет? Или чек?», на что охранник неопределенно помывал головой и втягивал ее в плечи. Чеков у него не было.

Первое впечатление за КПП – это некая веревочка, на которой висят таблички. Подробностей на этих табличках не обозначено, но «Штраф 1000 рублей». Как за эти деньги нужно отличиться – не указано. Может, надо было сфотографироваться с этой табличкой, а мы ушами прохлопали?

Кстати, вот непонятный мне момент. Люди, наши дорогие сограждане, едут отдыхать в Абхазию. Понятно, что уровень сервиса это вам, конечно, 7 звезд, но все семь нарисованы на заборе шариковой ручкой от руки. И народ так искренне негодует по всякому поводу, что прямо диву даешься. Да, маршрутка в Абхазии стоит двадцать рублей. Может, это для нас, жителей мегаполиса, нормальная цена. Но я не понимаю, почему, даже если ты из глубокой провинции, нужно на высоком градусе праведного гнева выговаривать водителю: «Нет, вы подумайте, проезд у него 20 рублей. В этой сраной раздолбанной газели – и двадцать! Вон в Сочи – там 18, а у тебя 20.»

Если тебе так хорошо ехалось в Сочи за восемнадцать рублей, то зачем ты приехал в другое, не побоюсь этого слова, государство и начинаешь сравнивать? И вот этот бубнеж, бубнеж, как все плохо, как за эти деньги должно быть шоколадно, а не так, как есть… Люди, вы отдыхать приехали! И даже если в розетку вам ноутбук не воткнуть – это не причина для истерики.

Это я к тому, что по аллее мы шли вослед за тетенькой, которая не переставая бубнила свои претензии в мобильник. И лицо ее было перекошено, и фигура выражала полное отвращение к окружающему миру. А окружающий мир в это время благоухал реликтовыми соснами, нагретым пряным субтропическим воздухом. И «ветер с моря дул…».


Кстати, Пицунда, в отличие от Гагры, расположена на мысу. Поэтому ветер был не просто ветерок, а вполне такой конкретный. И он овевал монумент «ныряльщики» - там молодой человек с девушкой подвешены за ноги. Для устрашения к ним приставлены дельфин и совершенно роскошный угорь. Раскаявшаяся парочка из последних сил пытается положить жемчужину обратно в раковину, но это у них получается фигово.

Народ фланирует вокруг памятника и фотографируется на фоне. Поскольку мы ничуть не хуже, а, может, даже и лучше, то мы тоже сфотографировались на фоне и пошли смотреть на море.

Море было бурным. Рядом с пирсом на волнах бултыхалось из последних сил сооружение для морского пикника – на платформе, под тентом, установлен стол и несколько стульев. Правда, народу на нем не было, потому что при том волнении, которое мы наблюдали, даже самый стойкий моряк не захотел бы выпивать и закусывать за этим столом. Потому что, даже если морской болезни не случится, то вся поляна на первой же волне уйдет за борт. Даже убежит.

Прогулявшись чуть по пляжу, мы решили расположиться и искупаться, тем более – солнышко выглянуло и напоследок решило нас немного погреть. Ковыляя кое-как по гальке, мы заползли в воду (а волны уже выше колена и реально сбивают с ног) и даже доплыли до буйка. И даже чуть-чуть за буек, но тут мне стало страшновато. Там, чуть вдали от берега, волны все выше и выше, наступил момент, когда смотришь ты на это трехметровое чудо, а она (волна) идет на тебя и решительно так закручивает баран на макушке. Значит, сейчас потащит уже от берега, чего нам совершенно бы не хотелось.

Рядом с нами обосновалась компания каких-то, похоже, нижегородских (сужу по говорку) механизаторов. Ребята молодые, моложе нас, но уже солидные такие – пузцо, лысинка – все при всем. Но радовались как дети – аж завидки брали. Один другому: «Серега, слышь, Серега, меня как та волна кА-а-ак шмякнет, потом ка-а-ак поддаст, потом ка-а-ак перевернет! Я на берег-то вылез, а у меня пальцы на ногах свело буквой V – Виктория, типа!».

Полежали, полежали, искупались еще, посмотрели на борьбу человека со стихией – юноша на надувной кровати бросался в морскую глубь, но море жертву не принимало, и как он не елозил по плавсредству, пытаясь уйти на глубину, море презрительно выплевывало его вместе с матрасом.

Юноша килограммов на 150 зашел по грудь – не тонет, но и на берег ему не выйти – так, поплавком, и удалился вдоль линии прилива к другому концу пляжа.

Пора идти дальше. Вдоль пляжа, переодевшись в цивилизованной, я подчеркиваю, цивилизованной кабинке, мы гуляли вперед и вперед, мимо пансионатов, сидящих на лавочках старичков и вот такой вот собачки.

Потом нам пришла в голову идея чего-нибудь перекусить – и мы нашли кафе. На высоте третьего этажа на открытой террасе. С видом на море и на реликтовые сосны. Нам было вкусно, хоть и очень ветрено.


А потом мы добрели до старого маяка, который ютился на задворках нового. Там же нашлась скульптура – мать с сиськами в разные стороны и двое душащих друг дружку детишек. Хованову очень понравилось. Я была в задумчивости, честно говоря.


Дорога как-то незаметно кончилась. Пришлось пролезть в дырку в заборе и дальше раскидывать мусор ногами уже внутри реликтового заповедника.

Наш обратный путь лежал мимо стадиона. Там бурлила жизнь – две команды (в формах!) и судьи (в формах!) играли в футбол. Город Гагра против города Пицунда. А еще там присутствовало (вы не поверите) абхазское телевидение. Полюбовавшись немного на игру, мы двинулись к кольцу маршруток и поехали обратно. Оплодотворенные идеей – если везти в подарок нечего – нужно везти вино. По крайней мере, это у них получается хорошо.

Если бы мы не столкнулись с футбольным матчем в Пицунде, мы бы не обратили внимания на стадион в Гагре. А тут обратили. Тем более, на него было трудно внимания не обратить.

Благодаря нашему склерозу, вина в Пицунде мы купить забыли, поэтому нас опять понесло по местным гагринским лавочкам. Там Слава узрел вот такую бабушку – лицо строгое-строгое, а халат шелковый, китайский. Она виноград покупала.

А вечером мы еще раз посетили бар и Слава подарил нашему бармену еще один диск. С песнями жены французского президента. Чтоб уж добить парня окончательно. Заказали себе трансфер до аэропорта. И пошли собираться .



Всевидящее Око
Tags: абхазия
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…