germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

абхазия день седьмой

А вот и я! Опять с вами! У нас там какой день недели? А хрен его знает, какой день недели, а вот число – 10 сентября, оно же – седьмой день. Нет, не творения, а отдыха в Абхазии. И на сегодня у нас запланирована экскурсия на озеро Рица.

Нет, ну хорошо, что Хованов такой предусмотрительный. Хотя, надо заметить, я внутренне подсмеивалась над ним, когда он строго заявил: «Едем в горы – бери теплую одежду!». Ну а мне-то что, тем более, рюкзак мы брали один, мне его не носить. И взяли – Слава куртку взял, я кофту. А на улице – солнце, небо синее, жара…

Нам опять подали микроавтобус, но еще более раздолбанный, чем при поездке в Новый Афон. И народу туда набилось – все места заняты. Сели – поехали. Экскурсовод – молодой парень, вот такой:

Начал он свой рассказ так же, как и два дня назад – «наши цветочки олеандры, наша Великая Отечественная война, наше Черное море…». Но потом увлекся и стал рассказывать про разное – например, про абхазские свадьбы на тыщу человек. И что потом невестка со свекром не разговаривает буквально никогда. И притчу тут же рассказал, как один свекр через пять лет стал просить свою невестку: «ТЫ, мол, стала мне как родная дочь, давай уже поговорим!», а она ни в какую. Тогда он собрал совет старейшин, зарезал бычка, всех накормил-напоил и десять старейшин обратились к невестке с той же просьбой. (А это у них прикол такой – если десять старейшин велят, надо слушаться). А наутро невестка так свекру «Доброе утро!» сказала, что ему и не понравилось. Пришлось опять бычка резать, старейшин созывать, чтобы замолчала уже.

И про пчеловодство опять, и про пчелу их, которая называется «абхазянка». Не пчела – слон! У нее хоботок до 7 миллиметров. А так как русский для наших гидов не родной, то мне все время слышалось: «абхазяка». Боже, как же я была разочарована, когда Хованов попросил произнести это по буквам. Абхазяка мне нравилась гораздо больше.

Первым событием нашей экскурсии была остановка нашего транспортного средства местными гаишниками. Водитель берет сто рублей и выходит навстречу улыбающемуся во все зубы служителю порядка. «Здравствуй, здравствуй, дорогой!». Они обнимаются, хлопают друг друга по плечу, пустая рука гаишника соприкасается со сторублевой рукой водилы. Происходит перелипание купюры и мы едем дальше. То, что на переднем сиденьи газелки расположились ,кроме водителя и экскурсовода, еще и мамаша с трехлетним пацаном на руках, гайца совершенно не смущает.

Вот так, по Бзыбскому ущелью (это река такая, Бзыбь, крупная, длиной 101 километр) мы двигались по направлению к озеру Рица, а экскурсовод иногда взмахивал рукой в направлении руинок древних горных форпостов, рассказывая, что главное развлечение местных жителей, кроме выращивания мандаринов, это охота на медведей.

Первая остановка – у водопада «Девичьи слезы». Водичка стекает тонкими многочисленными струйками. Холодная и чистая, искрится на солнце. Говорят, стекает с альпийских лугов (где там Альпы?), фильтруется через породу – и вот. И легенда прилагается, про девушку Амру. Любила эта девушка Амра одного мужика. И пела, соответственно, об этом. А мужик, не будь дурак, решил пойти на медведя поохотиться с приятелем. Ну и двинули в горы. А Амра на скале расселась и давай про свою любовь петь. А тут из Бзыби русалка – завистливая, сволочь, оказалась, вылезла из реки, вскарабкалась на скалу, схватила Амру и давай ее с обрыва сталкивать. Толкает, значит, и приговаривает: «Откажись, Амра, от своего мужика, откажись!». Амра и зарыдала. Рыдает и говорит: «Отольются, - говорит, - кошке Мышкины слезки! Пусть я умру, но тысячи лет мои слезы будут литься с горного уступа и не будет тебе покоя за погубленную любовь!».

И так она рыдала, что вышел из реки водяной дух, рассердился на русалку – он ее на рыбалку спроворил, а она вона что – и стал ругаться. «Злыдня ты, - говорит, - в доме жрать нечего, а ты девицами швыряешься!». И так грозно он ругался, что русалка от страха превратилась в камень.

Короче, сейчас там можно желание загадать. И вся стена в бантиках из ленточек. Народ вяжет из разного – видела все, вплоть до влажных салфеток. Но это кого жаба давит, потому что там стоят специально обученные продавщицы и ленточки продают. И ценник висит «Загадочные ленточки – 10 рублей». Коричневые – за здоровье, красные – за любовь, голубые – за детей и еще много вариантов.

Ленточек мы вязать не стали, а вот водичку я попробовала – хорошая водичка, холодная и вкусная.

Кстати, у этого водопада есть парный, называется «Мужские слезы». Там тоже ленточек – охренеть сколько. Правда, он выглядит как настоящий – не стопийсяттыщ струек, а одна такая конкретная струя. Это тот самый возлюбленный, когда на охоту-то пошел с приятелем, они там вечером чачи навернули сколько смогли. И вот когда русалка уже Амру-то почти сбросила, а Адгур (так мужика звали) на грудь уже хорошенько принял, сердце его пронзила боль (а пить меньше надо!). Понял он, что у Амры неприятности, а он помочь не может, и зарыдал. Вот и второй водопад.

А мы дальше поехали. И следующая наша остановка была у Голубого озера. Такое, надо заметить, прикольное местечко. Озеро действительно голубое.

Объясняют это тем, что ложе озера из лазурита, а вода совершенно прозрачная. Маленькое оно совсем, всего 180 квадратных метров, зато глубина доходит до 75. И никто в этом озере не водится. И легенда к нему тоже прилагается. Типа, жил себе пожилой старый охотник отшельником. А все охотники, которые у него на ночлег останавливались, оставляли ему в качестве платы за проживание кто шкуру, кто мяса. А один раз пришли к нему ночевать бусурманы иностранные. Дедушка их, сдуру, на подарочные шкуры спать уложил. Утром бусурманы просыпаются – и к выходу, но перед этим решили дедулю раскулачить. Шкуры-то скатали, только собрались ноги делать – а тут вода в реке поднялась, да их всех и притопило. И, как говорится в легенде «А вода в озере такая голубая, как глаза абхазского старца…». Жизнеутверждающе, не правда ли?

У края озера в воде два больших камня – на каждом по табличке «сделаю фото вашим фотиком в бурке, папахе и с саблей». У каждого камня есть свой хозяин. На одном – желающих наряжают в бурку, папаху, дают саблю и винтовку и фотографируют «вашим фотиком» рядом с медвежьим чучелом. Хотя мы сначала подумали, что винтовку дают медведю.

На втором камне все гораздо романтичнее – там посередке пальма и два совершенно неподвижных павлина. Туда запускают романтические парочки, фотограф дает команду, как этим парочкам расположиться и фотографирует. «Эй ты, парень, посади подругу на колено и гляди на нее, как-будто она твоя секретарша!». «Так, встаньте с двух сторон от пальмы и возьмитесь за руки! Что ты на нее смотришь так, как будто вы двадцать лет вместе живете?!» . Потом в сторону: «Эй ты, там, в воде, отойди от камня, не видишь – услуга платная? Какая-такая страна души и какое-такое гостеприимство. Вот приедешь ко мне домой – будет тебе гостеприимство. А здесь – бизнес!». И опять клиентам (парень погладил павлина, а павлин в ответ на это моргнул): «Слушай, не трогай курицу! У тебя своя есть – вон, с другой стороны пальмы стоит!».


По дороге навстречу движению попадаются стада. Коровы в Абхазии мелкие, мускулистые и шустрые, поскольку скотоводство отгонное. То есть, этих несчастных животных все время гоняют по горам. Летом, когда жарко, они так и норовят выползти на дорогу, потому что проезжающие джигиты ветром от своих автомобилей сдувают с несчастных досаждающих им насекомых. А джигиты лихо обруливают буренок. Пассажиры ложатся в салоне от ужаса. Во всяком случае, я ложилась.

Следующая остановка – Юпшарское ущелье. Ущелье длиной восемь километром прекрасно тем, что там никогда не бывает солнца.

В этом каменном мешке всегда тень и сумрак. И там же находится пресловутая скала, на которой Ролан Быков, маскируясь под Отца Федора, жрал украденную колбасу. На скале можно сфотографироваться «на ваш фотик», конечно. Потому что там сзади лесенка приделана. Но так просто на скале сфотографироваться тебе не дадут – нужно облачиться в национальные одеяния, если уже ты сумел отбиться от тех орлов, которые норовят засунуть твое лицо в дырку и прилепить его к нарисованному джигиту ( в бурке, папахе, с саблей и винтовкой). А еще можно сфотографироваться верхом на коне. Тоже, конечно, в папахе и бурке.

Когда клиентов нет, хозяин сидит на коне, как на заборе – боком, согнув ноги и держа себя за щиколотки. Потом спрыгнул по какой-то надобности, оставив бурку перекинутой через седло (а папаха на голове, они папаху с головы снимают). Конь, не будь дурак, почувствовал свободу, кося лиловым глазом задвинулся за автобус, мелкими перебежками спустился с пригорочка и давай отходить к выходу из ущелья. Уже и бурку с седла сбросил – вот-вот станет диким свободным скакуном.

Не тут-то было. «Крупной рысью скакали казаки по степи. И обошли-таки своих лошадей…» Хозяин его догнал, по пути подняв бурку. А мы двинулись дальше.

Микрик поднимался все выше и выше в горы. Озеро Рица-то расположено аж на высоте 926 метров от уровня моря, так что подняться было куда. Дорожка эдакая, смешная – две машины могут разойтись на ней с трудом, иногда только сложив зеркала. Ограждения у дороги никакого, поэтому некоторые дамы попискивали и просили своих спутников поменяться с ними местами. Дорога попрежнему украшалась стадами коров с их пастухами. Не, ну приятно же – справа скала, слева обрыв, прямо перед нами встречная машина. А между встречной и нашей протискиваются наглые коровенки.

А один, не побоюсь этого слова, молодой бычок вообще развлекался, не хотел двигаться вместе со стадом и козлил себе как хотел, невзирая на все увещевания пастуха.
Это было маппет-шоу – все машины остановились, открыли двери поширше, водители вылезли и стали загонять бычка всем коллективом – шум, гам, открытые двери, растопыренные руки, веселый бычок и бездонная неогороженная пропасть.

И вот в первый раз перед нами открылось озеро Рица – со смотровой площадки, которую эти веселые люди называют «Прощай, Родина!». Там даже ограждение кое-где имеется. И виды, конечно, сказочные. Тут уже все серьезно – горы во всей своей красе – уходящие вершинами в облака, с белыми языками ледников и снегом на головах. И веночек на сосне. Несчастный случай с очень любопытной туристкой. И легенда, конечно, про озеро Рица в исполнении нашего гида.


Жила-была прекрасная молодая девушка, по имени Рица. И было у нее три брата – Агепста, Ацетук и Пшегишха. Братья целыми днями охотились в горах, а Рица пасла стадо. Один раз пошли братья на охоту, да задержались там. А Рица ждала их, ждала, да легла на берегу, стала смотреть на звезды. И запела, знамо дело. Пела она так хорошо, что вся природа прям замерла от восхищения.

Услышали пение Рицы два брата – Гега и Юпшара. И сказал Гега: «Брат мой! Поезжай и узнай, у кого в долине такой чарующий голос?». Юпшара и поехал. Увидел поющую Рицу – и не смог сдержаться – быстренько ее изнасиловал. Рица, конечно, кричала и сопротивлялась. Увидел это горный орел – и полетел к братьям, рассказывать.

Братья страшно рассердились и бросились на выручку. «Отпусти, - кричат, - сестру немедленно!». Но Юпшара не таков – не отпускал и продолжал свое грязное дело. . Тогда Пшегишха поднял свой богатырский щит и метнул его в насильника. Но, знамо дело, аэродинамики щита не знал, поэтому промахнулся – щит упал поперек реки и запрудил течение.
А Рица увидела, что у ее ног разлилось озеро, вскрикнула и утопилась в нем. Юпшара сообразил, что он уже в воде, отлепился от девушки и бросился бежать. Но братья его догнали. Агепста схватил его могучей рукой и бросил обратно в озеро. Но озеро вышвырнуло Юпшару обратно, ему и одной Рицы было достаточно, и река понесла его к морю.

Юпшара цеплялся, цеплялся за кусты, но течение было слишком быстрым. Тут и Гега подоспел, стал бежать по берегу с целью спасти брательника. Но не смог.

А братья Рицы, по обыкновению, окаменели. Вот так эта компания сохранилась и до сих пор – Рица в озере, три горы вокруг – Агепста, Пшегишха и Ацетук и две реки, вытекающие из озера – Гега и Юпшара.

На берегу Рицы есть три сталинских дачи. Мы их не поехали смотреть. Зато поехали смотреть на Молочный водопад, вода в котором, говорят, самая чистая в округе. Там, рядом с водопадом, сохранились развалины кухни, где готовили пищу для отца всех времен и народов. А потом везли ее на дачу.

Молочный водопад прекрасен, действительно. Слава сто раз сказал спасибо своим ботинкам. Потому что я, как девушка порядочная, поплескалась внизу, а его-то понесло на самый верх. Вот плавок у него с собой не было – а то народ там плескался на верхотуре, почем зря.


И вот, наконец, мы подъехали к озеру уже с правильной стороны, с которой все подъезжают. Первым делом к ресторану – пообедать, а уж потом обозревать окрестности.
Должна я вам сказать – шашлык из форели это что-то. Уж по вкусу не знаю – его Слава ел, а зрелище – длиннющий шампур торчит у бедной рыбки из-под хвоста и из открытого в безмолвном крике рта… Ресторан представляет из себя огромный открытый навес над деревянной платформой. За стойкой труженики общественного питания колдуют над мангалами, очередь движется, хватая тарелки и устраиваясь за длинными деревянными столами на совершенно неподъемных деревянных стульях. Стулья, похоже, сделаны из толстых обрубков железного дерева. Мы сидели, расслаблялись и наблюдали за одиноким катамараном посреди озера – маленькое желтое пятнышко на изумрудной глади…

Пока мы ели, погодка зашептала… А уж когда спустились к берегу – зашептала в три раза сильнее и упали первые капли… Через три минуты началось светопреставление.

Косые струи дождя заливали оба-два ряда столов, очень быстро превратившись в сплошную пелену, занавес без единого просвета. Сверкали молнии, стало темно и страшно за тех, на катамаране…

Но все равно пришлось ждать тех, кто еще не закончил трапезу. Резко похолодало и было уже совершенно невозможно найти место, где бы не капало. Эх, как пригодились нам теплые шмотки, которые предусмотрительный Хованов заставил меня взять!

И вот уже вскорости можно ехать. Но, перед отъездом, хорошо бы посетить места самоуглубленного изучения. Хе, гроза на озере, какие мелочи! Вот местный сортир – это действительно страшно. Во-первых, освещение там естественное, поэтому темно, как у сами знаете кого сами знаете где! То есть, света нет. Во-вторых, даже минимальных удобств, типа, там, воды – тоже нет. Дырка есть. Рядом с дыркой полторы цементные ступни – одна раскрошилась. И на них еще надо встать, на эти ступни, они возвышаются островками в море не скажу чего. В общем, острые, острые ощущения, чего говорить!

И вот мы уже движемся к дому. По мокрой горной дороге, с запотевшими стеклами микроавтобуса, разъезжаясь со встречными просто чудом. По пути нас еще остановили у палатки, где можно было купить самодельного винца (чего мы делать не стали, потому что винцо предлагали только сухое, а сухие вина у них – очень-очень так себе).

Почти при въезде в Гагру нас опять тормознули гаишники. Водитель уже не надевал на лицо улыбку в 64 зуба, а хмуро спросил: «Чего, память плохая, что ли?»
И вот так, счастливые и довольные, мы доехали до пансионата. А в Гаграх – прекрасная погода, никакого тебе дождя! И закат в этот день был таким:



Всевидящее Око
Tags: абхазия
Subscribe

  • (no subject)

    Дорогие друзья! С Италией я покончила, путевые заметки по тегу италия, с чем нас всех и поздравляю.

  • Итальянский полдень - 9 (финал)

    Вот и последний день. Вернее, последнее очень раннее утро. Город еще не проснулся, вернее, даже не до конца заснул после своих ночных гулянок.По…

  • Итальянский полдень - 8-3

    Погодку нам в этот день, действительно, дали лайтовую, с облаками. И в сразу полюбленном мной Орвието посмотрите, какая загрузка в кафе - и это при…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • (no subject)

    Дорогие друзья! С Италией я покончила, путевые заметки по тегу италия, с чем нас всех и поздравляю.

  • Итальянский полдень - 9 (финал)

    Вот и последний день. Вернее, последнее очень раннее утро. Город еще не проснулся, вернее, даже не до конца заснул после своих ночных гулянок.По…

  • Итальянский полдень - 8-3

    Погодку нам в этот день, действительно, дали лайтовую, с облаками. И в сразу полюбленном мной Орвието посмотрите, какая загрузка в кафе - и это при…