germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Category:

абхазия день шестой

Я вообще сначала про это писать не хотела. Потому что. Но и не писать, вроде, нельзя, куда же денешься от правды жизни.
Уж не помню, то ли на четвертый, то ли на пятый день нашего отдыха, мы пошли на пляж. Я, как Афродита, выхожу из пены морской – красивая-красивая такая, плещусь под тонкой струйкой пресной воды и иду на камушки укладываться. А Хованов смотрит на меня критически так. До-о-олго смотрит. И говорит: «Чего-то ты, мать, того-с… За последние дни-с… Как-то раздобрела…».

«Мама, он меня сукой обозвал!» (с). Этот человек, с его теловычитанием! Мои пятнадцатилетние попытки раскормить его хотя бы просто до человеческого размера ни к чему не привели. У него даже кровь в донорском пункте не взяли. «Юноша!, - говорят (это сорокалетнему-то мужику), - юноша, вы не донор, вы акцептор! Немедленно пойдите и съешьте чего-нибудь высококалорийного и намажьте это майонезом!»

Не, вы оценили, каков подлец? Я на него обиделась. Тем более, что он давай меня фотографировать в купальнике. Неожиданно. Когда я, как мокрая крыса, отряхиваюсь. И не просто как мокрая, а как мокрая толстая крыса. И мало того, что фотографировал, так мне еще и фотографии показывал, чтобы я вся на комплекс неполноценности извелась. И в мучениях спиливала с себя пилкой для ногтей те лишние десять килограммов, которые фотоаппарат прибавляет. А потом еще три или четыре, которые на самом деле лишние.
Кошмар, короче.

И вот, два дня я так обижалась на него, обижалась. Но не сильно, потому что он там траванулся, а на болящих и убогих не обижаются. Тем более, на пещеры отвлекалась и вообще по сторонам. А в шестой день встала перед зерклом, осмотрела себя критически – а ведь и правда, чегой-то я как-то… И говорю, значит, Хованову.
«Все! Ты был прав – меня разнесло на здешней трехразовой жрачке, где на завтрак каша. Я перестаю есть.». И на завтрак уже не пошла, благо у меня яблочко было.

Слава вернулся, рассказывает, что соседи моей судьбой интересовались – мол, куда жену дел? «Посадил, - говорит, - на хлеб и воду за плохое поведение. Причем, хлеб выдается три раза – понедельник, среда и пятница». Пошутил, типа.

И мы на пляж пошли. А на пляже – море. Пустынное море такое плещется. «Прощай, - говрю, - Слава, в последний раз ты видишь свою толстую жену, я плавать пошла». И пошла, раз сказала. Сначала поплыла к буйку, почитала, чего на нем написано – а оказывается, импортный буек, итальянский, поэтому из написанного нихрена не понятно, кроме адреса, который я уже не помню, но в Милане. Я чего к нему поперлась-то – он в пределах прямой видимости один. Одинокий такой болтается. Потом поплыла полюбоваться дворцом Прынца нашего Ольденбургского, Александра свет Петровича.(ну нравится он мне).


Кстати, вдоль пляжа ездят козлы на водных мотоциклах. Заманивают, типа. В рекламных целях эти козлы утюжат головы смельчаков, решивших искупаться. А иногда они заманивают парочку непуганых туристов, усаживают их на ватрушку и тогда утюжка получается конкретнее. Кстати, Слава тоже развлекся. Недешевое удовольствие, 100 рублей минута, но он утверждал, что удовольствия на свои 500 рублев получил сполна.

И вот, плыву это я себе, плыву, легкость во всем теле образовалась, без завтрака-то. Море волнуется раз, море волнуется два, но мне это совершенно не мешает. Я ведь не тону. (не надо, не надо делать всяких разных предположений, почему это. Не тону и все.) И вдруг этот козел с ватрушкой на привязи, а в ватрушке две девки визжат. Он, видимо, решил, что моя голова запросто может сойти за буек намбер ту, поэтому изобразил себе траекторию – первый поворот вокруг буйка, второй поворот – вокруг моей головы.

Все бы ничего, но он ведь волны поднимает. В противоходе к уже имеющимся. И они схлестываются как раз у моей многострадальной морды лица. Я и так, конечно, вся мокрая была, но хоть в нос не плескало. Я расстроилась и назад поплыла.

Выхожу, а Хованов часами трясет: «Монстры в городе!». Ну да, плавала я без шести минут час по морю с легким волнением. Так ведь, оно ж не тонет. Тело, в смысле. А Славу это очень удивляет. Я ему говорю – у меня внутри много полостей. Пустот и каверн. А у кого там мозг – того тянет ко дну. Или уже жирку нарасти или давай мозг ампутировать – другого выхода нет. Согласился с первым вариантом (хотя второй мне кажется смешней) и пошел на обед. А я не пошла, я пошла нектарин грызть. И пол-яблочка, которое уже покрылось ржавчиной на срезе.

Прихожу в номер – а там посетитель. Большой такой, важный, в глаза смотрит внимательно, движется с ленинским достоинством. Ну, типа «Шаг вперед, два шага назад». Достоинство-то ленинское, а вот направление – религиозное. Богомол, значит, пришел. И сидит. Вернее, идет, но как-то медленно. Какой уж это богомол не знаю, обыкновенный или древесный, но вид у него внушительный. Судя по размеру – сантиметров восемь, как минимум, это была самка.


Слава пришел с обеда и выгнал животное на балкон. Оно расстроилось, посмотрело с укоризной и ушло в природу под отрицательным углом.

А нас понесло заказывать назавтра экскурсию к озеру Рица, а по пути мы еще желали купить мне фруктов (на обед-то я тоже не пошла, да и на ужин не собиралась) и какой-нибудь мази от ожогов. Потому как если кто думает, что я уже могла находиться на прямом солнце и мне было не больно – так фиг. Приходилось впираться в длинные штаны.

А еще мы рынок хотели найти – просто как объект. Потому что маршрутки все идут или до «Континента» или до рынка. Пусть это не покажется вам странным, но мы его все-таки нашли. Крупное сооружение, трудно было пропустить. Но с нашим счастьем мы появились у его ворот в двадцать минут шестого. А рынок, естественно, до пяти. Поэтому в стеклянном куполе было уже пусто, но под навесами на улице народ еще копошился.

Раз уж мы нашли рынок, мы не могли уйти оттуда без покупок. Не считая мелких сувениров и персиков для меня, мы купили один рулон туалетной бумаги, заставив тетеньку раздербанить упаковку из четырех штук, а также шапочку на Славину буйну голову. С шапочками на буйну голову вообще беда – голова у Хованова большая, мозгу в ней много, а волос на ней еще больше. Не все налезает. А тут – буквально можно подогнать под размер.

Не найдя больше ничего особо интересного на рынке, мы сбегали к уже знакомой бочке с «Лыхны» и, довольные, поехали в направлении места дислокации. Тем более, по пути один из магазинчиков порадовал нас своей вывеской. Евгеньич задумался, потом глубоко задумался и решительно заявил, что в этот магазин он не ходок. Да и мне не советует.


Перед ужином, конечно, нужно еще раз искупнуться – и я опять ушла в светлую даль бороздить просторы Черного моря. Опять на час.

А за ужином Хованова уже с пристрастием пытали – что же он со мной сделал, изувер. Изувер строил наивные глаза и притворялся, что он тут совсем ни при чем. И даже пошел со мной в теннис играть. А назавтра нас ждала поездка на озеро Рица.


Всевидящее Око
Tags: абхазия
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…