germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Categories:

Абхазия День Первый.

"День прилета и отлета считаются при расчете командировки одним днем"
(а ведь это совершенно разные дни, правда?)


То, что мне пора в отпуск, мне сказали неожиданно. Просто неожиданно-неожиданно, за две недели до его начала. И я обрадовалась. Тем более у Хованова были еще в заначке тоже аж две недели, которые он не скакал по ладожским волнам. И если немножко помечтать, то можно было представить, как мы с ним вдвоем куда-нибудь отвалим.

Вячеслав Евгеньевич меряли шагами кухню и, подражая МЮ нашему Лермонтову, кричали: «В Абхазию. В АБХАЗИЮ!». Шашки и коня у него, конечно, не было, и Абхазия не Пассаж, ну да и черт с ним. В смысле, с Лермонтовым.

После некоторого количества телодвижений мы оказались обладателями путевок на 10 дней в пансионат с идиллическим названием «Колхида» в Гагре. И пятью, распечатанными на принтере бумажками, под гордым названием «Электронный билет на самолет». И даже распечаткой нарисованной от руки карты города и примерным пониманием того, как мы будем переходить границу. Как показала практика, понимание было очень примерным, но об этом позже.

Большая удача, что мы никогда не пакуем вещи в один куль. Спасибо, дорогое провидение, что нам хватило ума рассовывать свои цацки каждому в свою емкость. Вспоминая детские годы, я прямо вижу, как мама укладывает чемодан в дорогу. Один на троих. Разводиться родители начинали примерно за три часа до выхода из дома, а часа за полтора или за час мама строго говорила: «Все. Я никуда не еду!» и гордо усаживалась на диван перед телевизором. По малолетству это немало меня смущало.

Естественно, на вопрос в пространство: «А брать ли с собой кипятильник?...» мне отвечало не пространство, а Хованов. «Зачем он тебе, не вздумай!», - кричал он энергично, засовывая в свою сумку пожитки. «Ага..», - думала я, пребывая в спокойной меланхолии и запихивая в свой чемодан кружку, кипятильник, ложку и пакет с молотым кофе.

Нормальные люди как в аэропорт едут? Правильно, на такси или на друзьях-знакомых-родственниках. А мы на трамвае, метро и автобусе. И приехали в тот аэропорт ни свет ни заря.

Зато в аэропорту как всегда было чем заняться. Сначала прокатить багаж через смотрелку. Потом пройти самим через звенелку. Потом выйти покурить и повторить процедуру. Не соскучишься, право-слово. Наконец, дрожащей рукой мы протянули свои принтерные листочки девушке. И хотя эти листочки ничем не напоминали билеты, девушка даже не изумилась, а, наоборот, выдала нам посадочные талоны и отнеслась почти как к белым людям. И мы пошли кофий пить. Вернее, я пошла гулять жабу по Пулково-1.

Жаба радовалась. Она хватала меня скользкими сильными лапами и велела смотреть на доску, где было написано, что кофию мне удастся испить за 85 рублей, а бутербродец с колбасой зажевать за 120. Зато она же выдала мне смачный поджопник и я быстренько, растолкав толпу, упаковывающую чемоданы, нашла автомат с зерновым кофием с ценовым разбросом от 25 до 40. И жаба гостеприимно предложила: «Наливай!». (а шоколадка у нас с собой была, что ж мы, на помойке найденные, что ли?). А вот еще потом Евгеньичу захотелось мартини.

Нет, вы не подумайте, что мне, для родного мужа мартини жалко? Или, там, фисташек? Да мне жабу жалко, она начинает раздуваться и вот-вот лопнет. Поэтому мы с ней не стали слушать, сколько же стоит тот ужасно дорогой мартини в аэропорту! Тот, почти смертельно дорогой мартини, нам не интересно, сколько он стоил!! Мы с ней пошли на тетеньку смотреть в розовых вязаных сапогах. (Потом такие же сапоги мы увидели в Гагре в ларьке. По борту сапога шла надпись: ХУЕ. Или вроде того. Ну, понятно, не очень хорошие сапоги. Вязаные, да еще и розовые. А ты в метро попробуй в них в час пик. Или на овощебазу осенью. Ну вот и написали на борту, чтоб народ потом не жаловался – типа, предупреждали.

Ждали мы долго, потом поперлись вовнутрь. Уже так близенько к посадке. А самолет возьми – и задержись! И опять пришлось сидеть и ждать, зато нам, как всегда, выдали очередную значительную персону. Из Греции мы летели с Каспаровым, а тут Михаил Сергеевич нарисовался. И давай буквально перед лицом шарфиком размахивать и усами шевелить. А ножки то-о-оненькие такие… Правда, шляпа большая, ничего не могу сказать. Но на Д’Артаньяна не похож. Нет, не похож.

Видимо, прочувствовав всю гадость моих мыслей, Боярский дематериализовался. Нет, правда – вот он был, а вот раз – и нету. А идти-то и некуда оттуда, из отстойника? Исчез. А с другой стороны, я когда на Миллионной работала, регулярно пыталась его в Мойку сбросить – у меня инерция-то поболе, я бегаю быстро, а тротуарцы там узенькие.

Кстати, если вдруг кто поклонник – не пугайтеся, он потом обратно появился из воздуха на тонких ножках. И с нами лететь не захотел – взмахнул шарфиком и давай в сторону Москвы наяривать. Только мы его и видели.

Зато на наш рейс невесту дали. В фате. И еще инструкции как действовать в аварийных ситуациях на том Боинге. Типа, картинка на инструкции – нежная хрупкая девушка вырывает дверь самолета и выбрасывает ее в океан… Я потрогала свой бицепс, потом трицепс и решила – если что, я тоже смогу дверь выбросить.
А тут и стюардессы подвалили, чтобы показать, как ремни пристегивать да спасжилеты надевать.

Вот в мое золотое время юности, в стюардессы брали только симпатичных девушек. Если про какую мамзель в разговоре упоминают, что она трудится стюардессой – значит, наверняка - красотка. Так вот, наша стюардесса была, во-первых, крупным самцом мужского полу, во-вторых, с усами и лысиной, а в-третьих, с пивным животом.

С демонстрацией пластиковой инструкции и привязного ремня с пряжкой он справился. А потом началось страшное. Голос, записанный на магнитофон бодро вещал: « Наденьте жилет через голову, и закрепите его на талии ремнем!».

Хе-хе. Трудности начались уже на «через голову». Достаточно бодро развернутая желтая резинка никак не желала надеваться на бычачью шею нашего «стюардессы». Но работа есть работа – и он натянул жилет через голову, полируя лысину, выдирая последние оставшиеся волосы и приминая уши. Жилет бодро встал торчком на животе. О том, чтобы закрепить его ремнем на талии речи не шло вовсе.

Во-первых, потому, что талии там, конечно, не было лет много. И руки уже почти назад не закинуть. А уж тем более не застегнуть ремень, потому что жилет явно другого размера. Дяденька поделал пассы вокруг живота, но сегодня его заклинания действовали плохо. Ничего не произошло. Он горестно вздохнул и покинул демонстрационную площадку, вяло махнув в сторону аварийных выходов и не снимая жилета. Думаю, девочки на кухне потом разрезали.

Долетели мы без происшествий. Получили багаж и вышли в Адлерское безумство таксистов. Окончание первого дня чуть позже напишу.

 Всевидящее Око
Tags: абхазия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments