germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

а вот кому лытдыбра-2


Продолжаю – прибежали мы домой и ребенку даже удалось поесть. Сумка и рюкзак собраны, справка получена – солнце на улице выперлось из-за облаков и сияет прямо-таки неприлично.

Пора бы уже и из дому выходить – но тут у нас опять конфликт интересов – на вокзале велено быть за час до отхода поезда. У памятника Петру, естественно. Слава начинает вопрошать в пространство: «К чему?» и «Доколе?» так рано, а мы с Сонькой, как ярые последовательницы моей прабабки, норовим выйти из дома еще на пятнадцать минуточек пораньше. Чтобы уже не торопиться.

Наконец, мы вышли, сели в машину, по пустому и солнечному Невскому домчались до Московского вокзала и поставили машину под романтической сенью гостиницы «Октябрьская». Достали сумки и пошли на вокзал.

Тут же нам предложили обзорную экскурсию по городу. Соньку это страшно удивило, пришлось объяснять, что родители с ребенком (мамаша и ребенок с рюкзаками, а папаша со спортивной сумкой через плечо) – это как есть самолуччие кандидаты на программу. А то, что это мы ее провожаем – на лбу у нас не написано.

Слава небесам, жара еще не раскочегарилась как следует, поэтому красиво и празднично разложенные вдоль «Октябрьской» бомжи уже зацвели, но еще не запахли. Мы благополучно миновали светофор, который, ради праздничка, сменил режим и уже не нужно было пускать корни в ожидании зеленого, и вошли под известные своды.

У Петра бурлил народ. Гиды, ищущие свои группы, туристы, ждущие своих провожатых, просто приезжающие-отъезжающие - толпились и бурно пытались взаимодействовать друг с другом. Соньку тут же отловила чья-то бабушка, кинулась к ней обниматься и спрашивать, когда же появится ее внучка (такое ощущение, что мой ребенок – справочное бюро). В том секторе, где клубились наши коллеги по путешествию, был эпицентр – та самая сопровождающая группу учительница французского – Наталья Николаевна. Совешенно роскошная, с моей точки зрения, дама. Она сидела на корточках и без суеты добирала документы у таких раздолбаев, как я. Тут-то, пока я протискивалась сквозь заграждение взрослых (многих детей провожали не только мамы и папы, но и бабушки, и дедушки, и даже не едущие никуда братья и сестры), Хованов узрел в отдалении знакомое лицо. Оказалось – наш старинный приятель, Миша Едомский – скульптор, художник и вообще замечательный человек. Кому интересно – вот здесь можно посмотреть - http://www.spasgal.ru/rus_arch_09.htm. Едет отдыхать в Тверскую.

Помаявшись в толпе, отягощенные приступом моей мизантропии, мы решили сбегать к кофейному автомату. Оставили Соньку сторожить кутули и рванули. Автомат мы нашли сразу и сразу же, сходу, я спроворила себе стаканчик, насовав туда имеющейся мелочи. Слава, как большой, стал приставать к автомату с десятирублевой купюрой. Кофейный автомат всхрюкивал нутром и сначала просто отказывался принимать бумажные деньги, а потом глумливо замигал красным огоньком. Мы кинулись ко второму автомату. А он что, дурак бумажки глотать? Нифига, огонек хотя был и не красным, потому что огонька не было, но крайним действием было «выбрать напиток», потому что следующее «оплатите заказ» уже не получалось.

Но мы не сдались, что мы, не люди что ли? Мы бросились к автомату третьей модификации и вот уже он с удовольствием и урчанием слопал ховановские 25 рублей. В тот момент, когда кофемашина, сыто рыгнув, зашуршала мельницей, раздался звонок. Звонила Соня: «Мамочка, я уже иду к вагону, платформа шесть, левая сторона».

Нет, я всегда говорила Хованову, что нам не судьба потерять в какой-нибудь поездке ребенка – если уж кто и потеряется, то это мы, потому что раздолбаи. А Соня всегда будет там где нужно – рядом с ведущим.

Обжигая пальцы и на ходу отпивая из свежеобретенных кофейных стаканчиков, мы понеслись по залу, а потом по перрону. Вдалеке замаячила Сонькина розовая бейсболка с надетыми на нее темными очками. Слава прибавил ходу. Соня шла бодрым ровным шагом в первых рядах колонны. Чей-то, пойманный ею, папа покорно тащил Девочкину сумку.

Наконец мы дошли до нужного вагона. Первый ряд остановился, а народ прибывал, угрожающе свисая с краев платформы. Через пробку пытались протиснуться гости нашего города, желающие в него попасть. Но не тут-то было.

Наконец, вагон открыли. Напоминаю, билет у них групповой, поэтому места не обозначены. Все поняли, что было дальше? Проводник предусмотрительно отошел от двери. Я тоже оценила глубину подвига и передоверила Славе все полномочия по усаживанию девочки в вагон. Потому что я – мизантроп. И готова уже была на тот момент кого-нибудь убить, а уж в вагоне-то точно бы произошла катастрофа.

Нервно затягиваясь сигаретой, я наблюдала живое воплощение старинного анекдота.
Анекдот времен первой волны исхода евреев в Израиль. Одесский порт. Голос из громкоговорителя: «Первая тысяча евреев, пройдите, пожалуйста, на борт теплохода. Вторая тысяча евреев, пройдите, пожалуйста, на борт теплохода. Третья и четвертая тысячи евреев, пройдите, пожалуйста, на борт теплохода…». Мужик на причале: «Ё, он у вас бездонный, что ли?». Голос из громкоговорителя: «А как же!».

Короче, широкий поток детей с сумками, чемоданами, родителями, дедушками и бабушками плавно втекал в вагон. Никто не выходил. Они заходили, заходили, заходили, по моим подсчетам, место в вагоне должно было уже давно кончиться. Тут, загребая в разные стороны ластами и тяжело дыша, из двери вывалился мой любимый муж, двигавшийся единственный супротив потока.

Пока Слава гнездил Соньку в вагоне, одна мама развлекала меня рассказкой: «Собираем вчера вечером чемодан, пихаем коленом еще одну нужную вещь, понимаем, что ничего не лезет. Тут мне Катя и говорит: «Вот мы с тобой тут так мучаемся, а завтра на вокзал придет высокоорганизованная Соня с ма-а-аленькой сумочкой, в которой будет ВСЕ!!!».

Короче, отъезда поезда мы не дождались. Я позвонила Соньке, чтобы она махнула нам рукой и мы отвалили.

Дома я, не спавшая, практически, двое суток, попыталась завалиться в тряпки, но это удалось мне не сразу. Еще минут тридцать, уже лежа, я как охотничья собака, дергала в полусне лапами, подскуливала и порыкивала, нервно поднимая верхнюю губу.
Ребенок ехал на юг. 
 

 
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…