germafrodita (germafrodita) wrote,
germafrodita
germafrodita

Category:

от улыбки станет всем светлей...


В том самом благословенном месте, где были экспресс «Москва-Пекин», «Аллея любви» и голосистый петух, познакомились мы с компанией студентов Тульского театрального училища, это те восемь человек, которые жили в сарае.
http://germafrodita.livejournal.com/71515.html#cutid1
И стали с ними вместе культурно отдыхать.

Самое приятное в этом отдыхе было то, что компания, хоть и состояла из юношей и девушек вполне себе горячего возраста, не выделяла из себя влюбленные пары, а была неким единым коллективом с легкой сумасшедшинкой. В этот коллектив мы и влились.

Но я про одну девушку хочу вспомнить.
Девушка с интересным именем – Юна. Миниатюрна до чрезвычайности – рост где-то метр сорок. Но в остальном – великолепная фигура – длинные для ее роста ноги, высокая грудь, тонкая талия. Темные вьющиеся волосы все время подняты высоко и забраны в пучок. Занимается народными танцами. Даже на отдыхе в свободные минуты – то батманы, то плие, то еще какие антраша.
Как результат – эта дюймовочка крайне атлетична. Гладкие в моменты покоя конечности при малейшем движении начинают демонстрировать имеющуюся в них мускулатуру. С удовольствием смеется, но улыбается редко. Спрашиваю – почему? Отвечает – в ансамбле устаю. И рассказывает.

Намылился в Тулу какой-то партийный босс и, естественно, городское начальство вознамерилось принять его по высшему разряду. Охота, баня, вручение сувенирных ружей, пулеметов и подкованных блох, наряженных в знаменитые тульские шали, закусывание водки печатным пряником – и концерт. Для проведения этого концерта были мобилизованы лучшие тульские силы, в том числе и ансамбль народного танца, в котором уже не первый год танцевала Юна. Ансамблю досталось три номера в концерте, причем из-за какого-то аппаратного сбоя в программе, первый был в первом отделении, а два других – во втором, причем подряд.

Это нам, глупым, кажется, что пять-семь минут веселые мальчики и девочки легко порхают над сценой. То девочки фуэте покрутят – ножка, на которой она стоит , полусогнута, а вторая ножка в элегантном сапожке поднята на уровень талии – и все эдак весело, с улыбочкой. То мальчики вприсядку по сцене – ручки как у прилежных первоклассников сложены перед собой – и носочки, носочки вытянуты, и покрикивают так задорно:«Эх-ма!».

И всего-то времени ничего прошло, народ радуется, в ладошки хлопает, а артисты вошли в кулисы – и хвать банные полотенца. Морду промокать. Вытирать нельзя – потому что грим, а у девочек и вообще могут ресницы отклеиться. Те, которые по шесть сантиметров и на глаза давят. А уж с солиста льет – как из водонапорной колонки с хорошим водонапором.

Вернемся к концерту – первый номер отплясали с феерическим успехом, отдохнули, а во втором номере у Юны – соло. То есть это она выпрыгивает на середину, крутится как юла, выделывает всяческие коленца и вообще раззадоривает публику. И, конечно, улыбается. Улыбается так, чтобы показать все свои 64 зуба и чтоб с последнего ряда видно было.

Второй номер тоже прошел успешно. Но вот когда они в кулисы убирались, у девочки одной подошва на носке сапожка чуть расклеилась. И она КА-А-АК споткнулась! Да КА-А-АК упала на обе коленки. Да одну и повредила. Коленка стала на глазах распухать. (Вот я это пишу примерно в реальном масштабе времени. Потому что от забега в кулисы с номера до выбегания на следующий у них было секунд несколько – окончание музыкальной фразы, объявление следующего номера и вступление).

Все бы ничего, да девочка эта, павшая которая, должна была в третьем номере солировать. А опозориться никак нельзя – в первом ряду сидит московское партийное начальство и благосклонно кивает головами и даже ножкой в такт притопывает. Руководитель хватает Юну за руку и говорит: «Придется тебе!». Юнка улыбается еще сценической улыбкой и отрицательно мотает головой, потому что партия не ее и знает она ее так, постольку-поскольку.

«Ну тогда – меня уволят с работы, а тебя отчислят из училища!».

Угроза возымела действие. Юнка исключительно замечательно (по свидетельству очевидцев) отработала номер. Высоким гостям очень понравилось. Правда, их немного удивило, почему солистка в последнем, грустно-лирическом танце, все время улыбается во всю пасть.

Они и предположить не могли, что у Юнки от ужаса морду лица свело. От ответственности за судьбу свою, руководителя и ансамбля в целом. Поэтому она как улыбалась сценической улыбкой, так и продолжала улыбаться еще четыре дня, гуимплен эдакий. Говорит, что во сне очень во рту сохло, а потом щеки болели.

Ну это еще мелочи, хорошо медвежья болезнь не началась. Прям во время третьего номера.
 
Tags: рассказка 101
Subscribe

  • (no subject)

    Март, скажу я вам, был странен. Во-первых, папенька мой выступил в лучшем виде. Вот сколько раз я ему говорила: - Папа, будьте бдительны, читайте…

  • Друзья наши меньшие

    Иногда я категорически уверена в своей полной долбанутости. Например, знаю, что не одинока, называя неодушевленную бытовую технику по именам и…

  • Не держи в себе!

    Вот просто не могу не хвастануться - дочь моя Софья сдала Toefl, получила сертификат. Но сдала-то она его на С2. Это же уму нерастяжимо, без…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments